Мама постоянно обижается

Как видит маму взрослый

К определенному возрасту мы перестаем воспринимать мир однозначно и категорично. Приходит понимание, что мир не черно-белый, а цветной, и абсолютного зла или добра не существует.

Применить это знание к собственной маме не так легко, потому что придется отказаться (на бессознательном уровне) от видения в маме бога и увидеть в маме человека. Простого, обычного человека. Со своими недостатками, глупостями, ошибками, капризами.

Другими словами, помимо всего хорошего придется увидеть в маме и все плохое. И разрешить этому плохому быть. И любить маму всю целиком, какая она есть: и с хорошим, и с плохим.

Помимо всего хорошего придется увидеть в маме и все плохое.

Одним из критериев взрослой психики является понимание того, что по отношению к близким людям мы испытываем амбивалентные, то есть противоречивые чувства. Это целая психическая работа — понять и принять два факта:

«Маму я люблю больше всех, но иногда она меня нестерпимо раздражает»; «Мама меня любит больше всех, но иногда осознанно ранит меня своими словами».

Что мешает увидеть в маме человека

Так что же мешает противостоять маме, высказывать ей открытое недовольство? Страх. Страх того, что если мама обиделась на вас, то бросит, страх того, что ссора будет такой силы, что разрушит маму или ваши отношения, страх, что мама не простит. Это и подпитывает установку, что маме нельзя высказывать несогласие, нельзя делать ей неудобно, нельзя отстаивать свои границы и права, нельзя говорить «нет».

Если мы рассматриваем пару ребенок-родитель, где ребенок находится в зависимом и подчиненном состоянии, то все эти страхи (для психики ребенка) обоснованы.

Но если мы рассматриваем пару родитель-ребенок, где оба — взрослые, равноправные и равнозначные люди, то и общение между ними должно складываться на основе взаимного равенства. Да, вы все еще ребенок своих родителей (и будете им до вашей смерти), но вы выросли, и ваша жизнь больше не зависит от родителей так, как это было в детстве. Ни материальное, ни эмоциональное, ни физическое состояние родителей больше не имеет над вами такой власти, как это было, когда вы были маленькими.

В паре родитель-ребенок, где оба — взрослые, общение должно складываться на основе взаимного равенства.

Могу сказать совсем страшно: вы больше не умрете без них. И родители это понимают. И начинают по-другому ценить и дорожить отношениями со взрослыми детьми, поэтому рассориться в пух и прах, да так, что от вас отрекутся, не получится (не берем в расчет совсем брутальные случаи).

Если вы можете сказать маме «нет», значит вы повзрослели

Фраза «Это же мама, как я ей это скажу? Мама обидится!», лично для меня, говорит, что отношения с родителем не перестроились, не перешли на «взрослый» уровень. Вы можете зарабатывать миллионы, но быть в детских отношениях с мамой. Например, бояться приехать к маме на новой машине «потому что она расстроится», или придумывать тысячную отговорку, чтобы не ехать к маме на дачу, вместо того, чтобы честно признаться, что на дачу вы не поедете, потому что не хотите — такой ответ обидит маму.

То, что вы можете сказать маме «нет», не означает, что вы ее не любите. То, что вы можете сказать маме «нет» (не назло или вопреки, не с криком, слезами и комом в горле, без последующей вины и испорченного на день настроения), означает, что вы перешли на новый уровень отношений.

Можно сказать, что именно в этот момент вы окончательно повзрослели.

Автор статьи: Самоцветова Мария Алексеевна

Портняга Ольга Евгеньевна, Психолог Если вам нужна помощь опытного специалиста, запишитесь на прием к Ольге Евгеньевне.

Сложные отношения с матерью

Здравствуйте, уважаемые участники сообщества. Мне нужна помощь и взгляд со стороны.
Как я уже указала в названии топика, у меня сложные и болезненные отношения с матерью. Всю мою жизнь (сейчас мне 33) они варьировались от более-менее терпимых до отвратительных. И никогда хороших и доверительных.
Возможно, в моем детстве и были хорошие моменты, но я их не помню (кроме летних поездок к бабушке в деревню). В памяти всплывает только непрерывное давление, злоба, требования, крики.
Из детства и юности я почерпнула много «полезных» сведений и представлений о себе: что я ни на что не способна, что мизинец любого ребенка знакомых-родственников-и-кого угодно лучше, чем вся я целиком, что я неблагодарная скотина, что меня кормят и обувают и даже лечат(в детстве я часто болела) и за это я должна угождать всем всегда и при любых обстоятельствах быть хорошей, доброй и приятной девочкой. И даже если меня обидели и плохо со мной обошлись, в этом все равно виновата я. Потому что надо было предусмотреть это, как-нибудь сгладить и вообще, чего это ты тут обижаешься, ишь какая королевна. Тебе будет очень сложно в жизни с таким характером!
В 16 лет мне не разрешалось выйти из дома без разрешения. У меня никогда не было карманных денег и какого бы то ни было личного пространства — мать могла в любой момент залезть в мой дневник или личное письмо и не чувствовать себя в чем-либо стесненной. В результате, я стала бунтовать и требовать больше свободы и личного пространства. Начались конфликты.
Параллельно у матери начался бурно развивающийся роман с неким мужчиной, который вскоре стал с нами жить. И через пару месяцев выяснилось, что мать беременна. Сразу скажу, я отнеслась с радостью и облегчением к этим событиям, потому что мне казалось, что уж теперь-то давление на меня ослабнет, мать переключится на другие заботы и оставит меня в покое. К мужу матери (они скоро поженились) я отнеслась с доверием и симпатией, он был улыбчивым, вел себя мило, мы вместе ходили к маме в роддом, все было хорошо. Но после рождения моего брата, в тот же день с ним что-то случилось. Он перестал со мной разговаривать вообще. Словно я исчезла из его мира.
В этом же году я поступала в универ на экономфак. Поступила и поняла, что это не мое вообще. Поступила я на этот факультет также под давлением. Мне было определено быть бухгалтером, найти хорошую работу, много зарабатывать и быть не хуже, чем другие. По пути из универа я много думала о своем предопределенном будущем и поняла, что мне оно невыносимо. Я вернулась обратно в универ и забрала документы. Придя домой, я рассказала все матери. В то время наши отношения находились на шкале «терпимые», я по юношеской наивности думала, что она сможет принять мою точку зрения на мое будущее, если я ей все как следует объясню. Не тут то было. Разразилась буря. Мне было приказано, раз я такая умная и самостоятельная, обеспечивать себя самой. И не сметь брать еду из их холодильника, и их зубную пасту, и их хлеб.
С того дня началась моя самостоятельная жизнь. Я стала искать работу. В конце концов, мне удалось устроиться в одно место, несмотря на возраст. Я стала зарабатывать на себя, покупала себе еду, одежду, зубную пасту. Домой старалась возвращаться попозже, чтобы ни с кем не пересекаться. Старалась не выходить из своей комнаты, пока они не лягут спать. С матерью мы не разговаривали. А вот отчим вдруг почувствовал себя хозяином в доме. И начал меня выживать из квартиры с молчаливого согласия матери. Когда я возвращалась домой, мне в спину неслись оскорбления и мат. Моя обувь закидывалась за шкаф, из карманов пропадали разные мелкие предметы. Он мог часами ходить под дверью моей комнаты и выкрикивать в пустоту оскорбления.
Я сдалась. В такой обстановке я не могла нормально готовиться к новым вступительным экзаменам в универ, я не могла сосредоточиться, у меня постоянно тряслись руки и дергался глаз. Я чувствовала себя дома как загнанный зверь. Короче, я ушла из дома. Переехала жить к своему парню, с которым какое-то время встречалась. Собственно, он сам меня забрал из дома, не в силах видеть, что со мной творится.
Вот моя предыстория, для того, чтобы было понятно откуда ноги растут. Извините, если получилось слишком длинно.
С тех пор наши отношения с матерью не наладились.
В остальном у меня все благополучно в жизни, я замужем, детей нет. Но отношения эти давят на меня и отравляют жизнь. Я пыталась и разговаривать с ней, и ругаться, и ходить на семейные расстановки, не помогает. Один её звонок может вывести меня из равновесия на полдня. Я не могу справиться со своими чувствами, когда разговариваю с ней, мне приходится полностью абстрагироваться, впадать в анабиоз, чтобы не реагировать на эти бесконечные попытки лезть в мое личное пространство, какие-то упреки, намеки, нравоучения, чтобы не разругаться опять.
Недавно был очередной кризис и мы не общались пару месяцев. И я так отвыкла от этого, что просто не могу заставить себя звонить ей, хотя «отношения» наши восстановились. Мне очень сложно притворяться, а в этот недавний кризис я обнаружила, что испытываю к ней ненависть. Если бы это было возможно, я бы хотела вообще не испытывать никаких чувств к этой женщине, фактически мы чужие друг другу.
Но, я думаю о том, что идут годы, никто не становится моложе и, в конце концов, она станет старой и, возможно, больной. И начнет требовать, например, чтобы я заботилась о ней. Или, если у нас с мужем появятся дети, она, наверное, станет с удовольствием просвещать их на тему какая дура у них мама.
От всех этих мыслей мне становится не по себе, я не вижу выхода из ситуации. Помогите мне, пожалуйста, его увидеть.

Трудные отношения с матерью.

Вопрос психологу:

Здравствуйте! Мне 26 лет. Я замужем и имею дочь пяти лет. У меня очень сложные отношения с матерью. Родила она меня в 38 лет. На тот момент в браке с отцом не состояла, чтобы в случае чего не было проблем с разводом. У нее был тяжелый процесс развода с первым мужем. Родила она меня для себя, потому что возраст поджимал уже и бабушка говорила, что нужно рожать, чтоб в старости не быть одной. Мой отец ей изменил и они разошлись до моего рождения. На алименты она не стала подавать и считалась матерью-одиночкой. Своего отца я так и не видела до сих пор. Когда мне было 1,3 мама вышла на работу и до 7,5 лет я жила с бабушкой в деревне. Мама навещала нас только по выходным. Я всегда плакала сильно, когда она уходила и всю неделю ждала следующих выходных. Мама говорила, что делает ремонт в квартире и не может меня забрать. Когда я пошла в школу она забрала меня. И с этого момента началось не самое лучшее время для меня. Мама всегда давила на меня за оценки- за 4-ки ругала и была недовольной, за тройки била, двоек у меня не было. За пять с минусом говорила, что можно было и пять получить. Часто срывалась на меня из-за ничего буквально. Уже в первом классе я знала как тяжело стоять на коленях на соли. Знала, что узкий ремень бьётся больнее широкого. Получив плохую оценку мне просто не хотелось идти домой, потому что знала, что будет. Потом спустя полгода-год мама начала приучать меня мыть посуду и убирать в квартире. Это было ужасно. Придя с работы и увидев чистую квартиру она сначала хвалила меня, но найдя малейший недостаток в уборке начинала говорить, что убрала плохо. Часто до скандала доходило. Уроки я сама делала. Мама не помогала мне, только проверяла и то только в начальной школе. Часто кричала на меня. Любила читать несколько часовые морали во время уборки или мытья посуды, одновременно говоря, что не так мою тарелку. Говорила — делай правильно как я тебя учила. В этот момент я от страха не знала куда деваться. Летом я отправлялась к бабушке. Там ей помогала в огороде и по дому. Иногда гуляла с друзьями. В городе у меня друзей не было — я всегда училась. Да и в классе тоже особого общения не было. Я была замкнутой и всегда чувствовала себя хуже всех. В седьмом классе мама сказала, что нужно после уроков идти в деревню к бабушке, так как она была старенькая и у нее было давление. Я каждый день после уроков ходила к бабушке пешком (около 3-4 км), делала уроки, утром возвращалась в город и шла в школу, еле успев переодеться и поесть. И так всегда. Недовольство мамы росло вместе со мной. Постепенно она стала не только ругать меня и бить, но и оскорблять не самыми лучшими словами (корова, скотина, тварь). Иногда слова были и покрепче. Весной и осенью, помимо учебы мне добавлялась еще и работа в огороде. И все нужно было успевать совмещать. Но я старалась как могла, понимала, что маме тяжело и нужно помогать. В 9-м классе бабушка умерла и моя жизнь ухудшилась. Мама стала срываться на меня еще чаще. Говорила, что теперь ей никто не поможет и не пожалеет. И что от меня толку нет. Всегда говорила, что соседям дети больше помогают и все вокруг нормальные, а я как черт знает кто. Любимое выражение было: «Всем дети в радость, а мне в гадость», «Я тебя родила, чтобы хоть какая-то помощь от тебя была, а ты…». Хотя я много ей помогала, соседи всегда сочувствовали мне. Все летние каникулы я всегда проводила в деревне, выполняя мамины задания по дому и в огороде. Она меня хвалила, но только тогда, когда я все сделала идеально. Если я что-то не сделала или сделала не так, то получала. Каждый день, когда она приходила с работы, у меня внутри все начинало сжиматься и какой-то жар по телу проходил. Я всегда знала, что мне попадет. Не знала за что, но что попадет знала точно. Мы никогда нигде не гуляли с ней, только дома были или на огороде. С деньгами тоже тяжело было. У меня одежды практически не было. Бывало, что я целый год носила одну кофту и одни штаны. От алиментов она принципиально отказалась. Школу я закончила с медалью, поступила в престижный ВУЗ в другом городе. Мама гордилась этим. Домой я приезжала редко, раз в месяц. И то только потому, что так нужно было. Домой мне никогда не хотелось приезжать. На первом курсе первый месяц все жаловались как плохо без мамы, а мне было просто отлично. На втором курсе я познакомилась с парнем, своим будущим мужем. Маме рассказала только через год. Она, слава Богу, нормально к этому отнеслась. В конце 3-го курса он сделал мне предложение. Мама сначала была против, говорила, что доучиться нужно. Но потом все же согласилась. На 4-м курсе я забеременела. Ребенок был запланированным, не по залету. Но маме я не спешила говорить. Потом все же муж сам позвонил и сказал маме. На его слова мама начала орать, что нужно было презервативами пользоваться и все такое. Потом мне говорила как я могла ей не сказать, что она моя мать и все в этом роде. Потом успокоилась. Когда ребенок родился, то мужа не было рядом. Он вынужден был уехать. Мама мне не помогала с ребенком. Даже в первый день после роддома уехала в деревню, так как у нее там дела были. Я и не просила о помощи, все делала сама. Потом мама еще претензии предъявляла, почему я не приезжаю в деревню и не помогаю ей. Говорила, что будет помогать с ребенком только при условии моего переезда к ней. Но мне было легче одной быть, чем с ней под одной крышей. Потом мы с мужем переехали в другую страну. С мамой созванивались один раз в неделю. Но с каждым месяцем мне все тяжелее было с ней общаться этот один раз в неделю, вообще не хотелось общаться порой. Когда рассказывала ей что-то хорошее о нашей жизни, то заметно было, что она не хочет этого слышать. А, когда один раз пожаловалась на трудности, то мама ответила, что я сама все это выбрала. Стараюсь ей не жаловаться больше. Сейчас переписываемся по интернету, иногда созваниваемся. Но даже просто писать мне ей тяжело. Нужно несколько дней настраиваться на то, чтобы сообщение написать. В сообщениях мама всегда пишет как ей плохо одной, какая она несчастная. Она вообще по жизни всем недовольная была, а сейчас еще я уехала от нее. Ей это не нравится, иногда она даже высказывает мне это. Говорит, что к другим дети всегда приезжают, а она одна. Последний год часто думаю об этой ситуации. С одной стороны у меня чувства ненависти к ней, а с другой стороны чувство жалости и вины. Недавно ей написала, что мне тяжело так жить и почему она так со мной поступала. Она сказала, что знает, что плохая мать, и что всегда будет нести этот крест. Просила простить ее. Писала даже, что убьет себя. Пришлось ее успокаивать. Теперь мне очень сложно жить и одновременно и ненавидеть ее и винить себя, что уехала в другую страну. Материально я ей помогаю в меру своих возможностей. Но общаться вообще не хочется. Даже не люблю, когда она дотрагивается до меня. Вот это все меня очень беспокоит. Постоянные мысли угнетают меня с каждым днем все больше и больше. Не знаю как справиться с этим противоречием и принять какую-то одну сторону. Помогите мне, пожалуйста!

Автор вопроса: Виктория Возраст: 26