Переспала с отчимом

Примерный семьянин в течение девяти лет растлевал приемную дочь

Информационные ленты регулярно поставляют новости о том, что отчим, брат, дядя или отец (!) совратил или изнасиловал ребенка. Без эмоций, только сухие факты.

Например, на днях был осужден отчим-педофил из Братска, который три года насиловал падчерицу. Следователи насчитали в этом деле 78 эпизодов. В 2011 году, когда проявилась тяга преступника к ребенку, девочке было всего 10 лет. Все это происходило, пока мать девочки была на работе. Растлитель приговорен к 13,5 года лишения свободы с отбыванием в колонии строгого режима. Это дело из разряда раскрытых, доказанных и дошедших до суда. А сколько не доходит? Сколько их разваливается в ходе расследования? Сколько извращенцев оправдано судом за недостатком улик? Многие жертвы просто боятся позора и всю жизнь молчат о том, что с ними случилось. Вот прямо сейчас в одном из городов Иркутской области идет повторное заседание суда по делу отчима, который в течение девяти лет насиловал приемную дочь.

Светлана встретилась с Юрием в 1999 году, от первого брака у нее была дочь Настя семи лет. Официально оформлять свои отношения не спешили, но когда родился общий сын, Юрий признал отцовство. Нормальная семья, нормальные отношения. Оба работали, причем на руководящих должностях. Казалось бы, все отлично.

Если следовать хронологии событий в том виде, как они представлены в материалах дела, то уже спустя полгода-год после вхождения в новую семью Юрий начал испытывать влечение к падчерице, которой тогда было всего семь лет! По свидетельству Насти, это случилось не сразу, очевидно, он неплохо разбирался в детской психологии, недаром позже у него изъяли кое-какую литературу. Для начала отчим приглашал Настю посмотреть мультики, потом стал показывать иллюстрации из анатомической энциклопедии, попутно объясняя, что к чему и зачем. Затем он начал показывать падчерице порно, в том числе и детское. Дальше больше, отчим начал раздеваться в присутствии падчерицы и требовать того же от нее. Потом он перешел к практической части. Опустим подробности, они отвратительны.

Важный момент: Юрий внушал ребенку, что это нормально, что все хорошие папы так делают, что так он заботится о ней, просвещает, а хорошие дочки должны слушаться и никому об этом не рассказывать. В том числе и маме…

Этот кошмар продолжался в течение девяти лет!

Однако, несмотря на то что Настя была деморализована и подавлена, постепенно в ней зрел протест. Она пыталась разобраться в ситуации самостоятельно: с одной стороны, отчим, и кто ей поверит, а с другой стороны, она чувствовала, что так быть не должно. Однажды она поделилась своей страшной тайной с подругой. Потом о ней узнала и мама подруги. Узнала, ужаснулась, но никуда обращаться не стала.

Еще интересный момент: оказывается, еще в 9-м классе Настя обращалась за советом к школьному психологу и вдруг резко прекратила общение. Затем, по свидетельству психолога, спустя два года она снова пришла и рассказала про отчима и его домогательства. Вот тут бы психологу обратиться куда следует, но та решила, что девушка теперь совершеннолетняя, значит, сама должна о себе заботиться. Формально она была права, но по совести?

Вообще складывается впечатление, что поведение Насти буквально взывало к помощи. Но люди этого не видели. Или просто не хотели видеть? И главный вопрос: почему Настя не рассказала все самому близкому человеку — своей матери? Психологи говорят, что детей удерживает страх и чувство вины. Об этом состоянии очень подробно рассказано в известном романе Стивена Кинга «Игра Джералда». Это история женщины, которую в детстве совратил отец, и она не рассказала об этом матери, потому что боялась ее огорчить, думала, что сама виновата в том, что случилось. И у Насти все было так же.

— Подумай, что будет с матерью, когда ты ей расскажешь, — постоянно предупреждал отчим.

И это ее останавливало.

Кошмар продолжался до тех пор, пока у Насти не появился молодой человек. С ним-то она и решила поделиться своей бедой, рассчитывая на помощь и поддержку. И Влад в меру своих представлений о справедливости решил разобраться с обидчиком любимой. План был такой: с помощью приятелей увезти Юрия за город и под угрозой смерти потребовать признаться во всем на видеокамеру.

Они подкараулили отчима на улице, затащили в машину и увезли в лесополосу. Когда приступили к допросу, Юрий запираться не стал, ко всему прочему он еще оказался трусом — рассказал все в деталях на камеру. И если бы Влад с этим видео сразу поехал в полицию, то цены бы ему не было. Но на определенном этапе жажда мщения уступила место жажде наживы. Парень выставил условие: или насильник платит ему ежемесячно 10 тысяч, или диск с видеопризнанием отправится в полицию… Наивность, граничащая с идиотизмом. В итоге дилетантский шантаж обернулся против самого шантажиста и осложнил работу следователей.

Ну а насильник как ни в чем не бывало вернулся домой. Светлане он представил дело таким образом, что его похитили и он был вынужден оговорить себя под страхом смерти. Женщина поверила мужу и заставила написать заявление в полицию. Влада и его подельников тут же взяли под стражу, и на допросе он выложил видео. Настя подтвердила его слова. С этого момента все и закрутилось. Оперативники вызвали мать девушки; от них она и узнала страшную правду о своем супруге. В шоке были все, кто знал Юрия как примерного семьянина и хорошего специалиста. Светлана потребовала возбудить уголовное дело.

Интересная деталь: в деле есть показания знакомых семьи, которым Юрий тоже признался, что у него «это» было с Настей, но всего «два раза». И просил… простить его. Простить, как будто речь шла о разбитой кружке, а не о сломанной судьбе.

— Я сразу же выгнала его из дома, — рассказывает Светлана. — Невозможно описать, что я чувствовала в тот момент.

Разбирая вещи мужа, женщина обнаружила огромное количество дисков с порно.

Позже следователи нашли на его компьютере множество видеофайлов аналогичного содержания и узнали, что Юрий постоянно ходил на сайты с педофильским контентом. Выяснилось, что об отношениях Юрия и его приемной дочери знал младший брат Насти. Кое-что он видел своими глазами. Сама же Светлана ни о чем не догадывалась — была слишком загружена на работе.

— Я видела, что между ними какая-то отчужденность, она ему постоянно дерзила. Теперь-то мне понятно, что он просто подавил ее волю. Пугал, что если все откроется, то это будет позор для нее.

В прошлом году суд первой инстанции признал Юрия виновным в совершении насильственных действий сексуального характера с использованием беспомощного состояния потерпевшей. Наказание — 12 лет лишения свободы в колонии строгого режима. Областной суд оставил решение в силе. Однако Юрий обжаловал приговор в Верховном суде, и дело было направлено на новое рассмотрение. В тот же суд. По словам Олеси Чекан, адвоката потерпевшей стороны, решение об отмене было принято с формулировкой «наличие в деле процессуальных нарушений».

— Слушания уже начались, — рассказала адвокат, — разумеется, суд проходит в закрытом режиме.

— Скажите, есть уверенность, что вина Юрия будет доказана окончательно?

— Ответить на вопрос, виновен или нет подсудимый, может только суд, но, как женщина, я могу сказать, что есть другой суд — моральный. И больше всего меня в этом деле удивило, что были люди, с которыми Настя делилась своим горем, но никому из них в голову не пришло сообщить в полицию. Это преступное молчание так же отвратительно, как и то, в чем обвиняют отчима девушки. Ведь эти люди могли помочь, но не помогли.

Напоследок два слова о Насте. Она уже совсем взрослая, уехала в другой город, чтобы скрыться от тяжелых воспоминаний. Остается только молиться за нее, чтобы смогла все пережить и забыть.

Матери, будьте бдительными!

Сексуальное насилие в семьях относится к разряду тем, которые не принято обсуждать. Слишком страшно заглядывать в эти бездны. Но есть люди, которые занимаются этим профессионально, помогают жертвам выйти из кризиса. Психолог Светлана Ханова работает в одном из женских кризисных центров Иркутска. В ее практике были жертвы сексуального насилия со стороны родственников. Ее-то мы и попросили прокомментировать ситуацию в семье Насти.

— Светлана, больше всего поражает реакция школьного психолога, к которому обращалась девушка. Она доверилась ей, а та ничего не стала предпринимать, никуда не обратилась.

— Увы, в кризисном центре многие жертвы сексуального насилия в семье рассказывали, что пытались сообщить кому-то о своей беде, обращались к школьному психологу, но столкнулись с тем, что им просто не верят. Или делают вид, что не верят. Психологу проще отмахнуться, чем все это разгребать.

— Это говорит об уровне квалификации психологов в школах?

— Нет, это говорит о страхе самой системы столкнуться с проблемой.

— Настя потом спрашивала психолога: почему вы не отреагировали? Та ответила, что ей стало страшно.

— Да, это страх. Страх социального давления, страх поломать картинку. Дело в том, что насилие может происходить в семьях внешне благополучных и даже в семьях сотрудников силовых органов, которые, казалось бы, должны были видеть и понимать. Но психологическая слепота мешает увидеть. Потому что с этим надо что-то делать. А что делать? Здесь нужно иметь смелость и силу пойти против системы. Поэтому лучше не знать, лучше закрывать глаза.

— А по каким признакам можно определить, что с ребенком происходит неладное?

— В первую очередь мать должна быть здоровой личностью, а если она сама травмированная своим прошлым опытом, то вряд ли она увидит самое начало насилия. Тем более в России насилие пережила практически каждая семья, учитывая нашу историю: коллективизация, репрессии, войны. Поэтому насилие для нас — это фон. У кого-то было физическое насилие, у кого-то моральное.

Поэтому травмированные матери, дочери травмированных матерей часто не слышат и не хотят видеть того, что происходит в собственной семье. Конечно, я не призываю в каждом отчиме видеть потенциального растлителя, но исключать такую возможность нельзя. Очень важно знать, есть у мужчины опыт отцовства или нет.

Помимо физического насилия не менее опасно насилие психологическое, когда ребенок воспринимается отцом (отчимом) как продолжение матери, женщины. Такое возможно, когда мать находится в симбиозе с дочерью или сыном, не отделяя себя от ребенка.

Бывает, мать сама подсознательно выступает пособником насильника, не понимая, что ей уже никогда не быть юной девочкой и девичьих параметров у нее тоже не будет никогда. А рядом девочка, и у мужчины внимание переключается на нее, он воспринимает дочь как продолжение жены.

— Можем ли мы в каждом мужчине (отчиме, дяде, брате и т. д.) видеть потенциального насильника?

— Нет. Подозревать следует не любого мужчину, а любого травмированного мужчину. Я не советую женщинам заводить новые отношения, не разобрав свои предыдущие неудачи и проблемы. И пока дети маленькие, лучше не оставлять их наедине. Как бы это грубо ни звучало, но не оставляйте их вместе! У мужчин нет инстинкта охранения детей, но есть биология, есть чисто животное влечение… Дети, которые не достигли 5—6 лет, не могут внятно рассказать, что произошло. И в этом возрасте они полностью доверяют взрослому. Они верят всему, что им говорят. И в этом весь ужас.

— А почему жертвы считают себя виноватыми в том, что с ними случилось?

— Это сложный механизм: чувство вины — это социальное чувство, а жертва — она одновременно и спасатель. Эти роли (жертвы преследователя и спасателя) составляют модель поведения. Жертва попеременно играет роль спасателя, потом преследователя. Сначала она жертва, потом преследователь (пишет заявление в полицию), но потом у нее появляется чувство вины, и она становится спасателем (забирает заявление). И вырваться из этого треугольника очень сложно тем женщинам, у которых эти модели поведения были заложены в детстве. И многие жертвы отчимов говорят, что ничего не говорили матери, боясь от нее услышать: сама виновата. У нас так воспитывают: во всем, что с нами происходит, виноваты мы сами. Так диктует наш социум.

Поэтому, по словам психолога, учитывая нашу историю, тяжелое наследие предыдущих поколений, нужно знать, что эта беда может случиться с каждым. От семейного насилия не защищен ни один социальный слой. Поэтому, прежде чем оставлять ребенка с неродным человеком, стоит задуматься, посмотреть, как человек реагирует на детский плач, что с ним происходит в это время, какие реакции он выдает, как относится к тому, чтобы провести ребенку гигиенические процедуры, ведь повышенный фон внимания к ним — уже звонок. Есть сильные, скрытые, инстинктивные механизмы, заложенные в глубокой древности, которых мы не знаем. Человек как структура не изучен окончательно. Фрейд говорил о силе Танатоса и Эроса. Эрос — очень сильная движущая сила. Также можно сказать, что агрессия и сексуальность — это два явления с одинаковым модулем энергии, то есть проблемы с выражением гнева, подавлением сильных чувств могут привести к неконтролируемым вспышкам гнева, смешанного с сексуальным поведением. Поэтому мать сможет контролировать ситуацию, только проработав собственный негативный опыт, идущий часто из детства, где когда-то ее собственной психике приходилось сталкиваться с насилием. Ведь тогда здоровая психика чувствует, что что-то может быть не так!

О том, как трудно доказать преступление, связанное с насилием над несовершеннолетними, свидетельствует история слюдянского насильника. Оправданный судом присяжных мужчина совершил преступление буквально через несколько дней после вынесения приговора. Дело по обвинению в изнасиловании падчерицы было возбуждено в январе прошлого года. Следствием и судом установлено, что мужчина, находясь в состоянии алкогольного опьянения, совершил в отношении 8-летней дочери сожительницы насильственные действия сексуального характера. По мнению следствия, вина обвиняемого в совершении преступления была полностью доказана. Однако в декабре 2013 года он был оправдан судом присяжных и освобожден из-под стражи. Через пару дней педофил снова попал в орбиту внимания следственных органов. На этот раз он оказался причастен к убийству местного жителя. На днях дело было направлено в Слюдянский районный суд для рассмотрения по существу.

Кроме того, в начале нынешнего года были внесены изменения в УПК РФ, согласно которым преступления, связанные с насильственными действиями сексуального характера в отношении лиц, не достигших 14-летнего возраста, отныне должны рассматриваться исключительно судьями федерального суда общей юрисдикции. Данная поправка была сделана из-за того, что на территории России суд присяжных зачастую ошибочно выносит оправдательные приговоры в отношении подсудимых (педофилов), совершивших подобные преступления.

Все имена в тексте изменены по этическим причинам.

Истории о любви

Здравствуйте или добрый вечер. Нашла этот сайт и решилась рассказать свою историю. Сейчас мне четырнадцать, а началось это пять лет назад. Тогда мне было девять лет. Наверно многие мне не поверят, но в детстве, пять лет — это очень много, сейчас и самой не верится, что тогда была такой наивной дурой. Нет конечно я знала, что детей рожают и все такое прочее, но общего представления о сексе не имела. Все началось с того, что мама привела домой чужого дядьку и сказала, что это теперь мой папа. Он в общим не плохой. Играл со мной, покупал мне игрушки, сладости, общем баловал меня, или как он сам говорил, заслуживал мое уважения к себе. Мы живем в однокомнатной квартире, у одной стены стоит мамина двухспальная кровать, а рядом моя двухъярусная. В низу мой школьный стол, а я сплю на верху. Наверно по этому мама с детства приучила меня спать в пижамке, и почему то без трусиков. Говорит так тело лучше отдыхает. Мама на работу уходит очень рано, ей нужно быть там к шести утра. Она повар. А мой отчим уходит к девяти утра и поэтому он всегда будит меня и провожает в школу. Мама работает два дня через два, и иногда в воскресенья я с ним дома бываю целый день. В одно из таких воскресений я проснулась, взяла свое платье и трусики и пошла в ванну переодеваться. Дверь в ванну была не закрыта я не заметила, что там горит свет и вошла. Он был там совсем голый. Нет тогда ничего не случилось, он просто сказал мне, что коль я увидела его голым, то теперь я не должна верещать, когда он случайно зайдет в ванну, когда я купаюсь. Ну и конечно он сказал, что это наш с ним секрет и маме не в коем случае нельзя рассказывать, что я видела его без трусиков, а то она меня сильно поругает, за то, что я вошла без стука. Прошло наверно с месяц, я уже давно обо всем забыла, хотя я тогда впервые увидела голым взрослого дядю. Как то я, в одно из очередных воскресений,когда мама была на работе, долго спала. Он включил музыку на всю громкость и стал меня будить. Мне очень не хотелось вставать и я продолжала валятся. Тогда он взял меня на руки, держа одной рукой под грудь, а другую руку просунул мне между ног и стал кружить по комнате, показывая как летает «самолетик». Было очень весело, я заливалась смехом. Но когда «самолетик» полетел задним ходом, я ощутила очень жуткую боль между ног. Я естественно сразу разревелась, особенно ревела, когда увидела, что его палец весь в крови. Я с детства страшно боюсь крови, не знаю почему. В общем, как потом оказалось, в пижамных штанишках, как раз в «том месте», оказалась дырочка разорвавшаяся по шву, и его палец, случайно проскользнул в нее и меня там поранил. Не знаю, почему она там оказалась, эта дырочка, штанишки были совсем новые, мама мне их купила совсем недавно, я одевала их всего несколько раз, сейчас думаю, что он сам сделал ее, пока я была в школе или гуляла. В итоге, он объяснил мне, что я сама во всем виновата, что я дернулась и по этому сама на садилась писей на его палец. И что если мама об этом узнает, то она меня не только отругает, но и сильно выпорет ремнем. А если я буду молчать, то он быстро вылечит меня, там у меня все заживет и мама ничего не узнает.Тогда я и правда так думала. Потом конечно, он чем то меня про спринцевал, помазал каким то кремом. Кровь сразу перестала идти, а боль ушла минут через 20. Ну и конечно снова уговоры, ни слова маме, пусть это будет наш секрет. С тех пор все и началось, — «утренние лечебные процедуры» перед школой, когда мамы дома нету. Утром, пока я еще толком даже не проснулась, прямо на втором ярусе кровати, снимает с меня штанишки, поворачивает меня поперек кровати и начинается…. Осмотр «ранки», спринцевания, втирание крема и т.д. Так продолжалось года два. Только когда у меня стали появляться вторичные половые признаки, я стала сильно стесняться его, ну и конечно повзрослела и стала понимать, что к чему. Я стала капризничать, брыкаться, не даваться ему снимать штаны и говорить что мне уже давно все зажило, и тогда он от меня отстал. Слава боду, что он не пошел дальше. Конечно моя история не такая страшная, как я читала выше, но все равно когда я повзрослела и все поняла, стало очень противно. Сейчас уже рассказывать маме ничего не буду. А чем старше становлюсь, тем больше ненавижу отчима. Хотя он относится ко мне хорошо и делает вид, что ничего страшного не произошло. Слава богу, что сейчас, детские гинекологи ничего не говорят мамам, а так пришлось бы во всем сознаться.