Я в колготках

LiveInternetLiveInternet

На красивую женщину можно смотреть долго, как на огонь или воду. Женская красота – вечный предмет восхищения и вдохновения. Древняя истина, что мужчина любит глазами, всегда была аксиомой, не требующей доказательств. У каждой женщины должна быть своя коллекция предметов роскоши, в которых не столь важно их практическое значение, сколь то чувство шика и изящества, которое они внушают своей обладательнице.
Современное поколение женщин настолько увлеклось ношением брюк, что существует реальная вероятность исчезновения чулок как вида женской одежды.
Бесспорно брюки не создают тех проблем, что колготки, хотя мужчины на месте женщин предпочли бы носить чулки именно в силу существования этих неудобств. Создавая современные брюки для женщин, модельеры не могут дистанцироваться от уверенности, что женские ноги должны быть подчеркнуты нулевым облеганием. Но ведь это же те же колготки, только из более плотного материала. Разумеется, джинсы труднее порвать; в рваных джинсах не стыдно появиться на людях. Но чем больше мы видим на улице женщин в брюках, тем больше наши глаза ищут ноги в чулках. Причем намётанный глаз мужчины не различает количество обнажённых для созерцания ног, для него, как правило, важен сам факт — есть чулки или нет. Сложилась даже точка зрения, оценивающая женщину по степени её пренебрежения к чулкам. Если женщина носит брюки, но под ними можно рассмотреть хоть маленький кусочек нейлона, её не относят к категории совсем потерянных. Но если на ней мини юбка или шорты и голые ноги — о чём тогда с ней говорить?
И действительно: если женская привлекательность формируется в самосознании женщины на базе её же созданных образов, лучше не иметь с ней ничего общего, особенно для мужчины, который представляет женственность классически.
Итак…- небольшой очерк о чулках.
Прозрачные чулки. Вариант максимального удовольствия. Ощущение нейлонового прикосновения к ногам, да и к рукам тоже даёт именно этот вариант классической женской одежды. Ношение таких чулок в комбинации с любой одеждой сверху дарит постоянное тактильное ощущение. Совмещение с шелковой комбинацией способно просто свести с ума. Желательно применение пояса с шестью подвязками. Несколько ограничивает движения, что, впрочем, придаёт обладателю дополнительное удовольствие напоминанием своего присутствия на ногах. Также, данный вид чулок оптимален для занятий сексом, и не надо здесь краснеть — неужели вам не хотелось бы сделать своему партнеру приятно?
Чулки с кружевами. Нейлоновые чулки с резинкой на основе силикона, как правило не требуют использования пояса, но вовсе не исключают его. Для многих женщин использование пояса при ношении чулок является обязательным условием комфорта и удовольствия. Как правило такие чулки содержат примеси лайкры или эластика, что позволяет создать большее натяжение на ноге и как следствие получить больше ощущений от контакта капрона и кожи ног. Не стоит увлекаться использованием меньших размеров для достижения эффекта сильного натяжения, т.к. материал может не выдержать и лопнуть в районе пятки или большого пальца. Следует пользоваться таблицей размеров на обратной стороне пакета и по возможности следовать ей.
Необходимо помнить, что не все фирмы выпускают большие размеры (4) и XXL. Женщины считают чулки с силиконовой резинкой очень привлекательными. Их современный вид сочетает в себе и модерн и классику одновременно.
Чёрные нейлоновые чулки — это признак гиперженственности. Зрительное восприятие чёрных нейлоновых чулок настолько своеобразно, что приписывает женщине в представлении несуществующие черты характера. Какие именно каждый мужчина решает сам. Увидев такую женщину, мужчина на мгновенье начинает ненавидеть судьбу за то, что сам женщиной не рожден.
Женские чулки — предмет занимающий главное место среди объектов фетиша — вещь довольно специфическая и противоречивая. Возможно это самая странная вещь ХХ века. Природа этой странности проистекает и того факта, что чулки состоят как бы из двух частей: видимой и невидимой. Созерцая чулки на женских ногах мужчина совершенно автоматически экстраполирует их на всю длину. Ну а верхняя, невидимая часть располагается настолько близко к вожделенному месту женщины, что рассматривать чулки вне аспекта сексуальности просто невозможно.
Как одна из разновидностей одежды чулки, пожалуй, самая бессмысленная часть её. В тех узких климатических рамках, где они могут быть комфортно использованы, они совершенно не нужны. Но тем не менее, те женщины, которые считают их ношение обязательным для себя не могут и не хотят обходиться без них.
Почему? А потому, что на самом деле женские нейлоновые прозрачные чулки — это язык, средство коммуникации и самовыражения. Ношение чулок создает женщине определенные неудобства и несколько ограничивает её свободу. И если женщина всё же делает свой выбор в пользу чулок это означает, что она выбирает те преимущества, которые недостижимы другими способами.
Первое и самое главное преимущество — это конечно же красота. Ничто кроме нейлоновых чулок не может сделать ноги женщины совершенными. С помощью них женщина может скорректировать цвет кожи, скрыть мелкие дефекты, изменить форму ног.
Чёрный нейлон обладая разной прозрачностью в зависимости от угла зрения способен настолько романтизировать женщину, что превратит её либо в ангела, либо в дьявола. Серая или зеленоватая дымка создает ощущение невесомости. Такая женщина словно парит над землей.
Нейлон на женских ногах устанавливает дистанцию для её спутника или оговаривает правила игры для её партнера. Во всех американских компаниях ношение чулок для женщин является обязательным и пренебрежение этим правилом может нанести компании больший ущерб, чем неоправданный риск при заключении сделок.
Чулки с рисунком или ажурные чулки это лишь не совсем удачная попытка запоздавших производителей протиснуться на переполненный рынок. Небольшое исключение можно констатировать только для очень простых рисунков в самом низу ноги. Магнетизм притяжения взгляда достигается другими способами и не требует дополнительного орнамента на ноге женщины. Как правило ажурные чулки привлекают внимание лишь своей аляповатостью. Тонкая сеточка применяется в тех случаях, когда нужно оттенить структуру ног и сохранить её тепловой балланс одновременно.
Единственный рисунок, переживший всю вековую историю женских чулок — это шов. Чулки со швом — это совершенно самостоятельная ветвь эволюции женской самооценки. Это действительно фетиш. Но ФЕТИШ с большой буквы.
http://www.15den.ru
Источник <http://damochka.ru/bb/index.php?s=410a7b4f27f46c24…5e0815&showtopic=54586>
——————————————————————————————
Хорошо написанный, с чувством и толком рекламный материал и, говоря по правде, я бы так не смог. В нём сочетается непогашенная мужская чувственность и знание «дела». Кроме того, автор демонстрирует фетишизацию сознания — зависимость своего возбуждения от тех или иных предметов или образов. Подобное явление свойственно эротомании, а в порнографии фетиш относится к BDSM, т.е. форме извращения. Тяжёлые формы опьянения, похмелья и сексуального угара, подчас в стремлении хоть как-то снизить это мучительное давление на психику, заставляют выбирать самые невероятные объекты для фетишизации. Когда человек теряет власть над собой, тогда фантазия его не ограничена ничем. Но в данном случае, в спокойном состоянии, объект поклонения выбран весьма скромный и повседневный — чулки. Как ни странно, этот предмет женского туалета, подчас, воздействует на носителей и на созерцателей почти одинаково. Только женщина любит ощущать себя оснащённой этим «оружием» и это вселяет в неё надежду на удачную «охоту». Ещё одеваясь перед зеркалом она, как в ритуальном танце, повторяет движения и позы, которые позволят приоткрыть самые привлекательные заманчивые свои стороны и мечтает, чтобы её «стрела» не пролетела мимо. «Паду ли я дручком пропёртый, аль мимо вин просигане» (суржик). А мужчина ищет взглядом вожделенные части тела обтянутые и украшенные тканью. Фетиш, внезапно обнаруженный во время невидимой борьбы сознательного и бессознательного, подчас подобен удару тока и способен привести к падению последнего. Склонен к подобной фетишизации и я.
В раннем детстве я часто носил, как это было тогда принято, короткие штанишки, чулки на голых ногах, да ещё этот пояс с резинками. Бабушка или мама, выпуская меня на улицу в тёплое время года, собственноручно застягивали на мне всю эту амуницию. Только к первому классу мальчикам в то время покупались первые брюки. Девчонки во дворе носили то же самое и это сравнение сильно досаждало мне, но в школе форма у них уже была достаточной длины и скрывала и несуразные пантолоны, и столь достававшие меня резинки. Перед школой стояла невыполнимая задача воспитания — доказать, что девчонки могут быть такими же хорошими товарищами, пионерами и отличниками, как и сопливые гундосые еврейские мальчики, сидящие на передней парте. Я старался верить этому, но убеждаться в этом не хотелось.
Сменив ненавистную школу на ШРМ, я как бы вошёл в совсем иной мир, где мне уже никто ничего не внушал, не старался доказать и не заставлял поверить. Мальчишки превратились в молодых мужчин, а девчонки — в девушек, и всё вокруг окрасилось совсем в другие цвета. Даже учителя получили живое человеческое обличье и радовали глаз разнообразием форм и красок. А главное исчезла система доносов, подслушивания, проработок на собраниях, байкотов и наказаний, так любимая советскими учителями. Только здесь подлость называлась подлостью, а не долгом пионера, у меня появились школьные друзья и приятели. Здесь же я стал замечать женские прелести. В их число вошли и доступные взгляду ноги. На уроках нелюбимой тригонометрии, сидя за вторым столом, я часто задумывался — можно ли отнести чулки к исподнему или нет. Математичка была молодая высокая ширококостная блондинка, с весьма развитыми формами. Судя по акценту она была из прибалтики и лицом была похожа на картинку сыра «Виола», только не теперешнюю, носила светлые деловые костюмы, которые обтягивали её достоинства. Однако, лучше всего она всё-таки смотрелась сзади, когда, исчертив всю поверхность, что-то писала внизу доски.
Обострилось это чувство, когда в моду вошли мини и женщины перешли на колготки. Как всё новое, они были дороги, однообразны, к тому же и женщинам и мужчинам доставляли массу хлопот и много беспокойства. Уже одно то, что если «пустить стрелку» колготки надо было уже выкидывать, а чулок можно всего-навсего заменить другим. А ещё в галантерейных магазинах продавались специальные машинки для поднятия петель на чулках, но с колготками они справиться не могли. Зато не надо было возиться с этими ужасными стягивающими поясами и резинками, которые зачастую ещё и ужасно выглядели. Казалось, что мини-юбки и колготки надолго и про чулки нужно забыть, тем более, что ажурные колготки можно было сделать даже из детских рейтуз, но …
Мой кот Мао отличался скверным агрессивным характером. Если заходил ко мне в комнату, а у меня были гости, он прыгал к какой-нибудь девушке на колени и, урча, начинал уминать их. Причём, делал кот это с выпущенными когтями, не обращая никакого внимания на повизгивание девицы. Все присутствующие замирали, потому что знали — стоит попытаться снять или согнать его с колен, он с диким криком, зубами и когтями бросался в лицо. Возможно у него была какая-то патология, но и больное животное хочет жить. Поэтому я и мама просили девушку замереть, а испорченные колготки или чулки тут же оплачивали по называемой цене.
Я уже стал забывать о существовании чулок, как о какой-то редкости, но однажды… Массовка закончилась как обычно. Как всегда неожиданно вошла мама и с криками «алкоголики», «проститутки» стала всех выгонять. Она всегда делала это яростно и мои гости стали к этому привыкать, но каждый раз уходили неохотно.
Только одна девушка осталась. Она сидела и курила.
— А вы что расселись тут? Особого приглашения дожидаетесь?
— А я не к вам пришла. Можно я ещё немного посижу?
— Никаких посижу. Не насиделась ещё. А ну, марш домой!
Тут я должен был совершить мужской поступок. Уже достаточно выпив, я чувствовал себя оскорблённым, мне хотелось продолжения и казалось, что пассия моя всячески показывала, что расставаться со мной не собирается. Вызвавшись проводить и уже захлопнув дверь квартиры, я проверил по карманам куртки: ключи от квартиры — есть и от гаража тоже, деньги есть, подружка рядом — что ещё надо, чтобы нескучно провести ночь. Держась друг за друга мы вышли на Лиговский и поймали такси. Сразу купили выпить и закусить.
— Ну, а теперь в гараж, — сказал я шофёру и назвал адрес.
Девушке эта затея явно понравилась. Она наверное уже предвкушала безумное катание по ночному городу.
Подъезжать к гаражу надо было при свете фар по тёмным дворам, проезжая под арки и огибая деревья, и в машине стало тихо. Но я твёрдо указывал дорогу, пока ворота моего гаража не оказались напротив.
— Вы постойте так, посветите, пока я гараж открою.
Девушка тоже вышла со мной и с пакетами быстро исчезла в кустах. Она появилась из темноты только, когда я открыл гараж и зажёг свет в своей машине.
— Располагайся, а я пойду расплачусь. — сказал я ей.
— Парень, а может не надо. — сказал мне на прощанье водитель.
Невозможно сидеть девушкой в полумраке на заднем сиденье машины, да ещё если играет музыка и много вина, а внутри всё ещё живёт перенесённая обида и не воспользоваться благами «цивилизации и эмансипации». Я вроде случайно положил ей ладонь на колено и она как-то запросто обняла меня. Рука моя стремилась к груди, но не хотела отрываться от ноги. Она заскользила по шершавой капроновой поверхности, пробралась выше, под юбку и вдруг остановилась на шелковистой коже бедра. В глазах сверкнула яркая белая вспышка и всё…
Проснувшись, я не сразу открыл глаза. За закрытыми веками, в голове закрутились мысли: Что же это такое случилось?.. Ничего не помню. Может быть она меня по башке шарахнула и смылась? Да нет… вот она спит рядом свернувшись калачиком… А внутри также противно, как и после обычной пьянки.
Я разбудил её и спросил:
— Ну как оно всё было? Ничего не помню.
— А ничего и не было. Ты вскрикнул только «Ах, чулочки» и отрубился.
Выйдя из гаража наши пути разошлись. Как хорошо, что я дома «забыл» права.
Но, если рассуждать трезво, женский орган опоры и движения — нога — сложная конструкция, и её чаще всего видимая часть меньше всего настраивает на лирический лад. Это не женская грудь созданная значительно проще, которая не только «зовёт», приманивает взгляд, но и руки. К груди приятно прикоснуться, ощутить форму и вес, упругость. Это отзвуки не животного полового инстинкта, а далёких воспоминаний, когда грудь не только кормила, но и укачивала, успокаивала, давала безопасность. Ах, как хорошо спится, когда рядом лежит твоя близкая грудь.
Нога может быть интересна только в познавательно-генетическом аспекте. Сами женщины прекрасно понимают это. Поэтому, стремясь произвести впечатление, даже в интимные моменты, они могут не снимать обувь на шпильках, сапоги, чулки или стараются из последних сил «тянуть носок». Стопа, состоящая из сотен косточек переплетённых жилками, с короткими пальцами, которые уже утратили способность лазить по деревьям, удерживать предметы, ковырять в носу, а ногти — рыть землю, как бы иллюстрируя учение о рудиментах и атавизмах, зато стали называться «особой эрогенной зоной» — местом для поцелуев перезрелых «малолеток» и старцев-эротоманов. Причмокивая, они шепчут: «Ножки .., пальчики .., пяточки …», мечтая по слюнявой дорожке поцелуев добраться до действительной эрогенной зоны и вцепиться в неё, получая власть над так желанным телом. Не думаю, что самим женщинам нравится тепло и влажность слюнявого рта на своих ступнях, их возбуждает видимая власть над мужчиной и их униженное положение. Но омыть ноги (древний знак уважения и самоунижения) совсем не одно и то же, что облизать их. Я не говорю о сексуальном угаре, когда допустимы самые невероятные, даже противные вещи, лишь бы ослабить это гормональное давление на мозг . Я веду здесь речь о извращённой эротике. Когда разум ещё понимает, а нос чувствует, как пахнут эти ноги. Есть у человека несколько органов, которые, как их не мой (хотите полностью процитирую?), всё равно будут издавать свой идентификационный или призывный запах. И уж вообще смешно умащать эти места благовониями. А назначение ног не только ходить по земле, но ещё и оставлять свой пахучий след на ней.
Я только раз, в пьяном угаре и вожделении, пил вино из сапога своей секретарши. Они были на меху, а я всё удивлялся, как в них много вливается, но обувного запаха тогда не ощущал.
Следующая часть ноги доступная взору — голень. Она проста по устройству и больше всего доступна для мужских глаз, даёт больше поводов для размышлений. Например, интересно подумать о том, как часто женщина кладёт ногу на ногу, с шуршанием или с замахом, держит ногу мёртво или покачивая, а ещё попробовать представить длину и цвет волос до эпиляции, а ещё о многом может рассказать форма коленки (Тихий Дон). Но это только в том случае, если женщина вас не интересует, в противном случае лучше слушать и смотреть на лицо, чем наблюдать за ногами. Женщины прекрасно знают, что голень может выдать многие их тайны, а с возрастом их становится всё больше. Поэтому чулки и колготки с каждым годом становятся всё темнее и плотнее.
Женская голень лишь однажды восхитила меня, когда … Когда однажды на голые ноги моей рыжей девушки упали из окна лучи весеннего солнца… Она слегка замёрзла и поэтому густые рыжие волоски поднялись над поверхностью кожи. И они, ноги, засияли тёплым оранжевым, нет огненным светом. Я был очарован золотым сиянием голых ног и желая дотронуться до этого пламени, несмело протянул руку . Но волосы вставшие «к верху дыбом» (Голохвастов «За двумя зайцами») пружинно не допускали меня до кожи и моя ладонь заскользила по золотому сиянию. Только в одном месте у женщин встречается такое же упругое ощущение.
Нога женщины только тогда притягательна для глаз, когда взгляд поднимается к её истоку, чаще всего прикрытому, но такому влекущему. Возвышенная часть ноги — бедро. Особенно привлекательна его внутренняя поверхность. Гладкая шелковистая она притягивает руки и дарит массу приятных ощущений, будит желания и фантазии. Малейший изъян на этой поверхности в виде прыщиков, синяков или царапин приковывает внимание, вызывает досаду, раздражение, гнев.
Недавно меня навестила «милая дама». Я только что избавился от жестокого гастрита, от которого страдал около двух месяцев, боясь обратиться к врачу. За это время я перебрал все диеты, но ночью, когда боль была невыносимой, спасало только молоко. И вот, вдоволь намучившись, я вызвал врача. В больницу ехать я, конечно, отказался. А вот выписанные пилюльки принял. И, о чудо, случилось «чудесное исцеление Лазаря», ночь спал уже совершенно спокойно. И тут приезжает она — значит опять придётся пить.
Наша «любовь» началась, когда ей было всего 18. И была она тогда живой и подвижной, да ещё девушкой. С тех пор мы регулярно виделись раза по 3 в год и отказаться от этих свиданий у меня не хватает воли.
— Да ты опять располнела, — удивился я, как только она вошла в комнату.
— Да вот, как-то вот так.., — смутилась она. — Но я уже борюсь.
— А ну-ка, ну-ка — покажись.
Наше многолетнее знакомство уже не предполагало большого стеснения, но она неохотно разделась и «покрутилась» передо мной.
— Да ты просто обабилась, — произнёс я, разглядывая белое тело взрослой, уже стареющей, женщины.
— Это я ещё похудела. — Она втянула живот и руками подняла грудь.
Годы наших нечастых встреч её фигура не сильно менялась. Грудь, бёдра, живот всегда напоминали тело той молодой девушки, с которой я
познакомился лет 15 назад, даже после рождения ребёнка. А сегодня я вдруг увидел, что её грудь начинается где-то на спине, а над холмиком диких волос теперь фартучком нависает живот. Это не смотрелось как уродство, но перемены тела вызывали не только сожаление, но и удивление, как быстро они происходят. А ещё на её уже большой попе я заметил два тёмно-красных пятна.
— Ну-ка, ну-ка… Приблизься. — Я сел, обхватив её бёдра руками, притянул к себе и надел очки.
На ягодицах, на внутренней стороне бёдер я увидел колотые, уже заживающие, ножевые раны. Не жалость, а гнев охватил меня. Это как надо не уважать себя, или какую испытывать зависимость или привязанность к мужчине, чтобы позволять так издеваться над собой. Я и раньше встречался с подобными случаями, сильно переживал, ревновал, но тут я почему-то не хотел изменить этот выбор.
— Кто это так постарался?
— Да, это Славик меня так воспитывает.
Славик — это её новый сожитель. У нас нет секретов, как будто все эти годы мы прожили вместе. Она всегда мне очень много рассказывает, даже то, что самой близкой подруге не говорит и меня не касается. Ей нравится жить не дома, где полно хлопот, где постоянно её контролируют, где нельзя выпить баночку-другую, … А так никаких забот, часто приходят гости, надо только угождать мужчине, выполнять все его требования. Очень многие женщины, даже старше её убегают так на волю «за простым женским счастьем», от забот, от детей.., чтобы ещё раз попробовать начать жизнь с начала.
Настроение у меня испортилось и в голове появились мысли, что пить вредно и вечерок сегодня явно не на пользу. Я доверху налил ей коньяку:
— А ты чего так слабо пьёшь?
— А куда спешить — я сегодня останусь.
— Нет, нет. Тебе скоро пора.
В отличии от чулок и колготок, стягивающих ногу и, таким образом, скрывающих возрастные дефекты, брюки дают оной полную свободу. Обтягивая в верхней своей части женские прелести и свободно опускаясь к низу, брюки придают ноге новую фантазийную форму, открывая только единственное украшение ноги — сапог. Стоит снять его и эстетическая визуальность рушится и взгляду хочется «убежать» от голой стопы вверх. Зная, что брюки в гостях придётся снимать, многие женщины под них одевают красивые колготки и это становится ещё одной мотивацией снять брюки.
«Вот помню, как сейчас…» («Лягушка-путешественница») одна «милая дама» собралась от меня на работу. За окном раннее зимнее утро. Ночь была трудной, а «милая дама» имела привычку, приехав ко мне, сразу раздеваться догола, по ходу, разбрасывая одежду в разные стороны. Нагая она и ходила по квартире, вызывая яростное недовольство моей мамы, такая же садилась со мной за стол для «промедикации». А так как она была начальником, то утром вызвала персональную машину. Водила подъехал, гуднул, она подхватилась, одела сапоги, накинула шубу и убежала. А я, закрыв за ней дверь, отправился досыпать. Только вечером я узнал, что приехав на работу и сняв шубу, она обнаружила, что кроме колготок и сапог её ноги ничем не прикрыты — она забыла у меня надеть брюки.
— Я здесь весь день, как дура, в шубе проходила, — кричала она по телефону, — да ещё ты трубку не берёшь!
VictorIvanKushin