Мысли об убийстве

Внутренний демон: почему нам в голову приходят ужасные мысли

Каждый из нас иногда ловит себя на неправильных, пугающих или мерзких мыслях. Склониться над милым младенцем и вдруг подумать: «Я могу легко размозжить ему череп». Утешать друга, пережившего крах в личной жизни, и тайно смаковать унизительные детали его рассказа. Ехать с родственниками в машине и в деталях представлять себе, как вы теряете управление и выезжаете на встречную полосу.

Чем настойчивее мы пытаемся отвлечься от этих идей, тем навязчивее они становятся и тем хуже мы себя чувствуем. Это нелегко признать, но мы действительно получаем удовольствие от примитивных острых ощущений и чужого несчастья. Люди поразительно плохо владеют собственными черными мыслями: мы не контролируем ни их длительность, ни содержание.

В 1980-х в своем знаменитом эксперименте Эрик Клингер попросил добровольцев в течение недели записывать свои мысли каждый раз, когда звучит сигнал специального устройства. Ученый установил, что в течение 16-часового дня человека посещают около 500 непреднамеренных и навязчивых идей, длящихся в среднем 14 секунд. Хотя большую часть времени наше внимание занято повседневными делами, 18% от общего количества мыслей доставляют человеку дискомфорт и отмечаются как плохие, злые и неполиткорректные. И еще 13% можно описать как совершенно неприемлемые, опасные или шокирующие — это, например, мысли об убийствах и извращениях.

Швейцарский психоаналитик Карл Юнг одним из первых серьезно заинтересовался черными мыслями. В своей работе «Психология бессознательного» (1912) он описал теневую сторону личности — вместилище греховных желаний и животных инстинктов, которые мы обычно подавляем.

Как формируется темная сторона личности? С точки зрения нейробиологии часть когнитивных процессов формирует то «я», с которым мы привыкли себя идентифицировать, — благоразумное, нормальное, логичное, — в то время как другие процессы служат толчком для развития темного, иррационального сознания, где рождаются навязчивые образы и идеи.

По теории Клингера, древний предсознательный механизм в нашем мозге постоянно ищет в окружающем мире потенциальные источники опасности. Информация о них, обходя сознание, передается в виде эмоциональных сигналов, которые и вызывают нежелательные мысли. Нейробиолог Сэм Харрис считает, что эти мысли случайны и совершенно неуправляемы: хотя человек и обладает сознанием, он не может полностью контролировать свою психическую жизнь.

Мысли о сексуальных извращениях

«Не открывать на работе… и вообще нигде»

Многие из нас считают самыми отвратительными мысли, связанные с сексуальными табу: нет ничего хуже, чем поймать себя на фантазии о чем-то аморальном или противозаконном.

Хорошая новость: легкое возбуждение ничего не значит. Клинический психолог Ли Баер, профессор медицинской школы Гарвардского университета, утверждает, что возбуждение — естественная реакция организма на внимание: «Попробуйте подумать о ваших гениталиях и убедить себя, что ничего не чувствуете». Если у вас промелькнула мысль об изнасиловании или сексе с несовершеннолетним, это вовсе не значит, что вы собираетесь воплотить эту идею в жизнь. Все люди думают о сексе, но не все фантазии стоит воспринимать буквально.

У женских эротических фантазий о подчинении и изнасиловании есть свое логическое объяснение. Исследователи Университета Северного Техаса установили, что 57% женщин когда-либо чувствовали возбуждение, фантазируя о насильственном сексуальном акте с собой в роли жертвы. Это можно объяснить стремлением женщины быть желанной — настолько, что мужчина не может себя контролировать. Другое объяснение — прилив эндорфинов, которые активнее поступают в кровь из-за ускоренного сердцебиения, сопровождающего чувство страха и отвращения. Воображаемая ситуация принуждения позволяет дать свободу тайным «порочным» желаниям, не испытывая чувства вины. Фантазии об изнасиловании, остающиеся под надежным контролем нашего сознания, никак не связаны с желанием быть изнасилованной в реальной жизни.

Неполиткорректные мысли

«Если они узнают, о чем я думаю, они меня возненавидят»

Ненавистный голос в голове, который включается, когда в поле вашего внимания появляется «другой» — будь то человек в инвалидной коляске, женщина в чадре, ярко одетый транссексуал или иностранец с непривычным цветом кожи. Этот голос, который вы изо всех сил заглушаете, ставит под сомнение адекватность, поведение, способности и вообще наличие человеческих качеств у «других».

Марк Шаллер, психолог из Университета Британской Колумбии, считает, что такие мысли вызывает примитивный защитный механизм, сформировавшийся на заре человечества, когда чужаки по определению были источником угрозы. Механизм «психологического иммунитета», однако, не оправдывает современные проявления нетерпимости — фэт-шейминг, ксенофобию, религиозные предрассудки или гомофобию.

Хорошая новость состоит в том, что автоматически возникающие неполиткорректные мысли можно преодолеть: психологи советуют перестать думать о том, насколько вежливым и непредвзятым считают вас окружающие, и сконцентрироваться на личности человека, с которым вы общаетесь.

Жестокие и кровожадные мысли

«Была бы у меня сейчас бензопила…»

Вы спокойно режете лук у себя на кухне, и вдруг в голове мелькает мысль: «Что, если я зарежу жену?» Если бы мысли об убийстве считались преступлением, большинство из нас признали бы виновными. По данным психолога Дэвида Басса (Техасский университет в Остине), 91% мужчин и 84% женщин когда-либо представляли себе, как они сталкивают человека с платформы, душат подушкой своего партнера или жестоко избивают члена семьи.

Исследователь предложил радикальное объяснение: так как наши предки убивали, чтобы выжить, они передали нам предрасположенность к убийству на уровне генов. Наше подсознание всегда хранит информацию об убийстве как о возможном способе решения проблем, связанных со стрессом, властью, ограниченными ресурсами и угрозой безопасности.

Однако в большинстве случаев мысли о насилии не предшествуют реальному насилию, а, наоборот, его блокируют. Душераздирающие картины, которые рисует мозг, заставляют нас проанализировать ситуацию, прежде чем действовать. Сценарий проигрывается в воображении, включается префронтальная кора, и жуткая мысль исчезает.

Но что происходит с темными мыслями, когда мы их подавляем?

Дилемма гидры

«Метод радикального принятия…»

Мысли, которые мы пытаемся подавить, становятся навязчивыми. Это напоминает сражение с Лернейской гидрой: вместо отрубленной головы отрастают новые. Когда мы стараемся о чем-то не думать, мы только об этом и думаем. Мозг постоянно проверяет себя на наличие запретной мысли, и она снова и снова всплывает в сознании, пока чувство стыда и отвращение к себе отвлекают нас и ослабляют силу воли.

Мучительный процесс подавления могут усугубить депрессия и стресс. Чем больше усилий мы тратим на борьбу с навязчивой идеей, тем больше времени нужно для восстановления и отдыха. У людей, страдающих обсессивно-компульсивным расстройством, борьба с нежелательными мыслями может отнимать по несколько часов в день. Никто из нас не может полностью контролировать свое сознание. Как писал Карл Юнг, мы не управляем теневым «я», не создаем темные мысли и желания по своей воле — а значит, не можем и предотвратить их появление.

Доктор Баер рекомендует буддистский метод радикального принятия: при появлении нежелательной идеи надо постараться воспринять ее как просто мысль, без глубинного смысла и скрытого значения. Не надо осуждать себя или сопротивляться — просто дайте мысли уйти. Если она вернется, повторите еще раз.

Другой способ отпустить навязчивую идею — записать ее на бумаге и уничтожить. Это помогает дистанцироваться от неприятной мысли, а потом и буквально от нее избавиться. Еще может сработать «эффект двери» — физическое перемещение в другую комнату помогает мозгу переключиться на новую тему и сбросить краткосрочные воспоминания. Для сложных случаев существует радикальный подход: не отпускать пугающие мысли, а, наоборот, до конца проигрывать их в воображении во всех подробностях.

Что действительно важно в темных мыслях? Значение, которое мы им придаем. Мы можем воспринимать неприятные мысли как ценные объекты для исследования — подсказки, которые дарит нам теневое «я». Анализируя его проявления, мы лучше понимаем окружающих и самих себя. Мрачная, мерзкая и неудобная мысль становится источником вдохновения. Как пишет Эрик Уилсон, люди с развитым воображением могут превращать деструктивные идеи в топливо для умственного и эмоционального развития.

Отец аналитической психологии Карл Юнг вел дневник, который был впоследствии опубликован под названием «Красная книга». В дневнике Юнг фиксировал тревожные образы и идеи родом из бессознательного, в том числе свою встречу с метафорическим Красным Всадником. Присутствие Всадника неприятно для Юнга, но исследователь вступает с незнакомцем в диалог: они разговаривают, спорят и даже танцуют. После ученый испытывает необыкновенный прилив радости, ощущает согласие с собой и миром. «Я уверен, что этот красный человек был дьяволом, — пишет Юнг, — но это был мой собственный дьявол».

Гомицидомания. Навязчивые мысли об убийстве людей

Гомицидомания — это не просто ненависть к другому и пожелание ему самого худшего. Состояние обиды, раздраженности может у кого-то вызвать желание отомстить, наказать и даже убить. Но к счастью, оно не реализуется в действии. Когда же мысли об убийстве людей становятся навязчивыми и даже в отдельных случаях претворяются в жизнь, можно говорить о гомицидомании.

Человеку с гомицидоманией приятно думать об уничтожении как своих знакомых, так и совершенно посторонних людей. Мысли об убийстве облегчают его внутреннее напряжение. У человека появляется чувство воодушевления и подъема, иногда — возбуждения. Это и есть основные симптомы гомицидомании.

Что можно сказать о человеке с такими мыслями, когда начинать бить тревогу и как преодолеть мысли об убийстве, которые могут привести к ужасному преступлению?

Гомицидомания — как бороться с тем, что невозможно контролировать

Действительно, бороться со своими фантазиями — дело неблагодарное. Я могу приказать себе думать о чем-то, но, когда на душе совсем другие чувства, это становится невозможным. Мысли сознательно контролировать нельзя, они приходят непроизвольно как следствие наших желаний, корень которых скрыт в бессознательном. В сознании это проявляется как следствие глубинных процессов, происходящих в психике, причин которых сам человек не понимает.

Тогда что делать с этими ужасными мыслями?

Системно-векторная психология позволяет не только разобраться, у кого и почему возникает гомицидомания, но и показывает, как избавиться от навязчивых мыслей об убийстве людей.

У кого возникают симптомы гомицидомании?

Мысль об убийстве человека, а также массовых убийствах, когда фантазии на тему истребления незнакомых людей приносят воодушевление, приходит в голову людям со звуковым вектором, психика которых находится в подавленном состоянии. В состоянии развитости и реализации звуковик — создатель идей на благо человечества, когда же вектор не реализуется, все происходит наоборот.

Звуковики, которым в голову приходят мысли об убийстве человека, чаще всего страдают эндогенной депрессией, в том числе и с суицидальными тенденциями. Они могут обращаться за помощью к психологу и психиатру, а могут не осознавать свое нездоровье — слишком давно они чувствуют зудящую внутреннюю пустоту и привыкают к ней как к части своей личности.

Так что это за желания звукового вектора? И что нужно сделать, чтобы разрушительные мысли перестали приходить в голову? Почему человек может испытывать ужас от мыслей об убийстве, думая которые на самом деле испытывает удовольствие?

Звуковой вектор — самый непростой. Если людям с другими векторами нужны конкретные вещи для счастья, то человека со звуковым вектором семья, деньги, карьера, путешествия и развлечения не трогают совсем. Напротив, в условиях перманентных депрессивных состояний праздная суета вызывает раздражение и отвращение, желание попросту уничтожить все это. А тут еще и близкие навязывают ему свои ценности, советуют быть проще, найти себе дело по душе, жить как все. Человек со звуковым вектором не может быть «как все», он желает чего-то другого, гораздо большего, а чего именно — не знает. Но точно знает, чего не хочет. И чем дальше живет и наблюдает за другими людьми через призму депрессии и внутреннего одиночества, тем больше ненавидит в мире все, что связано с человеком, ненавидит самого человека как существо, засоряющее мир своей возней. Причина кроется в попытках понять, для чего рождается человек, зачем живет человечество, и в отсутствии ответа на эти вопросы. Причем часто такой человек любит природу и животных, находит в них гармонию жизни, а представителя вида гомо сапиенс видит как деградировавшего и глупого, ничтожного в своей сущности.

Гомицидомания — почему мысли об убийстве людей доставляют удовольствие?

Человек со звуковым вектором наделен самым большим объемом психики. Это связано с тем, что у него есть врожденная способность думать и сосредотачиваться на абстрактных задачах. Его природная роль заключается в раскрытии смысла жизни, познании мироустройства и человеческой психики, и не все осознают этот глубокий внутренний запрос. Именно из-за желания раскрыть замысел всего сущего человек со звуковым вектором естественным образом испытывает интерес к философии, точным наукам, психологии, психоанализу, религиям, различным практикам медитации, йоге и т. п. И все чаще эти поиски не приносят наполнения его бессознательного желания. Возникает мысль: «Если жизнь не имеет смысла, то зачем жить мне и всем этим людям?»

Ненаполненные желания в звуковом векторе рождают страдание психики, самые сильные душевные муки, которые требуют хоть какого-то облегчения. Это состояние человек часто не может выразить словами, не понимает, что с ним происходит, почему он не такой, как все, и почему, даже стремясь к людям, он ненавидит их вплоть до мыслей и желания убивать. Из-за большого, ненаполненного психического объема в звуковом векторе, зудящего своей нехваткой, рождается самая сильная ненависть, какая только может быть у человека, и проецируется на людей вокруг и на все человечество потому, что сам человек связывает свое плохое состояние с ними.

В этой ненависти формируются желания и мысли про убийство «бессмысленных тел», в том числе мысли об убийстве родных. Люди раздражают, причиняют душевный дискомфорт своими глупыми разговорами и действиями. Человеческое сообщество несет в себе необходимость жить среди других людей, контактировать с ними, но хочется от них избавиться, уйти и побыть в одиночестве. Бессмысленность существования как самого себя, так и всех людей давит так сильно, что непроизвольно возникают мысли и желание нажать красную кнопку и уничтожить всю планету со всеми людьми разом и с самим собой заодно.

В таком состоянии человек со звуковым вектором часто стремится к просмотру фильмов-катастроф, сцен массовых убийств и чтению описаний жизни массовых убийц, о кровавых диктаторских режимах, бессознательно ассоциируя себя с ними. От неосознанного нахождения этого родства в том, что уже существует и создано другими людьми (фильмы, действия), а также от фантазий на эту тему он испытывает облегчение. Это облегчение может оставаться единственным, что расценивается человеком как радость в этом никчемном мире.

Такое грубое искажение восприятия реальности — опасное состояние, так как рано или поздно мысли становятся настолько заманчивыми, что невозможно больше сопротивляться гомицидомании. Страдающий этим влечением легко может переступить черту. Сколько — 10, 20, 30 лет — можно сдерживать себя? Любой стресс может стать последней каплей. Это плохая новость. Хорошая новость в том, что решение проблемы существует.

Гомицидомания — лечение есть

Гомицидомания — это вопрос не о том, как бороться, а вопрос, как понять причину того, что с тобой происходит. Корень проблемы — в поиске смысла и его отсутствия. Если другие могут владеть своими целями, даже не задумываясь, для чего они живут, то для носителя звукового вектора это вопрос первостепенной важности. Осознание бессознательных стремлений своей психики и является ключом к пониманию, как жить со смыслом и удовольствием. Тогда неприязнь к людям уходит.

Этот мир можно не ненавидеть. Для начала допустить мысль, что все, что происходит вокруг, — не хаос, а упорядоченная система, которая имеет замысел. Раскрыть его не только можно, но и нужно — в этом процессе человек со звуковым вектором находит чувственное удовольствие и настоящую, неподдельную радость жизни. Психоанализ своего предназначения и смысла жизни — такой путь предлагает тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана.

Кто страдает гомицидоманией с садистскими элементами

Если кроме звукового есть еще и травмированный анальный вектор в тяжелых состояниях — сильнейшей обиды на родителей, самого себя, саму жизнь и Бога, — то такой человек думает об убийствах со сладострастием, ему свойственна особая жестокость.

Обида у человека с анальным вектором идет из детства и отношений с мамой. Обида на мать — первый ком, который у мужчин дополняется обидой на женщин (изменила, предала, отвергла) и дальше — на друзей, коллег и других людей, все больше и больше поселяя мысль о «злой жизни».

Нередко присутствуют и сексуальные фрустрации: у таких мужчин наряду с желанием доставлять боль, мучить иногда есть гомосексуальные и/или педофильные желания. Как минимум — мысли и желания, связанные с насилием над женщиной.

Женщины, страдающие гомицидоманией с садисткими элементами, также мучаются глубокой сексуальной неустроенностью на фоне обид на мужчин и на всю жизнь в целом. Хотя женщине проще найти свою реализацию в семье, детях, и преступлений, совершаемых женщинами, меньше.

Плохое состояние звукового вектора и сильные обиды в анальном векторе создают тот самый хладнокровный типаж, поражающий своей жестокостью и бесчеловечностью. У массовых убийц присутствует состояние, которое в системно-векторной психологии определяется как МНД — «морально-нравственная дегенерация», когда человек утрачивает чувственное отношение к другим людям. Люди воспринимаются иллюзорными, как персонажи в компьютерной игре, которые не чувствуют боли, когда их убивают, — ведь они ненастоящие. Это как раскидывать солдатиков у себя на столе. Абсолютная неспособность почувствовать переживания и эмоции других людей приводит к их легкому убийству без зазрения совести. Это всегда люди с анально-звуковой связкой векторов. Одним из таких был Андерс Брейвик.

Мысли об убийстве — что делать

Есть еще один тип гомицидомании — у человека с неразвитым обонятельным вектором. Это практически сексуальное влечение к убийству (чаще через удушение) женщин с виктимным жизненным сценарием. Это серийные убийцы женщин. Такие люди не делятся своими фантазиями и не ищут помощи на стороне у психиатров и психологов. Владея знаниями по системно-векторной психологии, маньяка с обонятельным вектором можно распознать с одного взгляда.

Мысли — это не просто безобидные фантазии, это то, что влияет на нас и определяет жизнь. Контролировать их усилием воли невозможно, но разобраться в своей природе и психологических травмах, наполнить желания созидательным образом — реально, даже в самой запущенной ситуации. Когда меняются состояния, меняются и желания, и в голову приходят совсем другие мысли.

… Закончился тренинг. С тех пор, как я пришла на него, мне ни разу не хотелось на тот свет. Я приняла тот факт, что живу, всем сердцем. Чувствую себя живой. Чувствую, что жизнь происходит со мной, что ли, что жизнь происходит здесь, что это по-настоящему, что я внутри жизни, что я часть жизни. Сама открываю окна от штор даже. И самое интересное, что это происходит как бы само собой. Как будто так всегда и было.

Мне приятно стало гулять. Мне стало нравиться наблюдать людей. И (барабанная дробь!) нет больше ненависти и раздражения к людям!..»

Анна Р., администратор, Белгород

Хотите узнать больше — регистрируйтесь на бесплатные вводные онлайн-занятия «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана.

Авторы Екатерина Коротких, психолог
Екатерина Крестникова, врач — психиатр-нарколог
Корректор Анна Катаргина

Раздел: психология эксклюзив