Дочь не хочет общаться

Мать с дочерью не общаются уже много лет. Как изменить ситуацию?

Чужая жизнь — потемки. Кто же этого не знает? Кому еще довериться, если не близким по крови. Любовь безусловна, забота предсказуема. Но так бывает не всегда. Почему?
фото gentesinaloa.com
Звонок в редакцию. По ту сторону дрожащий голос, срывающийся на слезы. Ольга — жительница райцентра — выкладывает все как есть:
— Вместе с бывшим супругом мы лишены родительских прав в отношении дочери с 2015 года и выплачиваем на ее содержание. Поскольку достаток у меня очень скромный и я воспитываю ребенка, то летом обратилась в суд с заявлением уменьшить сумму, чтобы посильно было платить. Суд удовлетворил ходатайство. Но потом была проверка, нашли какое-то нарушение, и в результате у меня образовалась огромная задолженность. Однако я не смогу ее оплатить, работая посудомойкой. Мне не за что будет жить. У моего нынешнего мужа тоже очень маленькая зарплата.
— А почему лишены? — приостанавливаю монолог.
— Это дочь настояла. Дело в том, что когда я вышла замуж во второй раз, через некоторое время она приняла решение перейти жить к родителям бывшего мужа. Так получилось, что не сложились у нее отношения с отчимом. Раньше все внимание было ей, а тут… Еще и подростковый возраст начался — 11 лет. В общем, не приняла она его. Я надеялась, что все уляжется, но получилось наоборот. Думаю, ее просто настроили против меня. За это время по инициативе дочери и было подано заявление о лишении родительских прав как меня, так и ее родного отца. Уже несколько лет мы не общаемся. Она не идет на контакт.
Начинаю прояснять для себя детали. В райисполкоме подтверждают, что к семье Ольги нет вопросов. Скромный достаток, но оба работают, второй ребенок присмотрен, родители о нем заботятся. Услышав о трудном финансовом положении, местные власти обещают помочь, подключают общественные организации. Свое слово сдерживают.
У старшей дочери — опекун. На сегодня девочка учится в университете, получает высшее образование. Мне дают понять: все это семейная драма, в которой никому не разобраться, кроме родных людей. Поэтому как есть, так есть.
Помогают выйти на решение и в судебной инстанции, и в прокуратуре области. Оказывается, Ольга просто не так оценила масштабы проблемы. Да, нарушение было выявлено, но образовавшаяся сумма долга в несколько раз меньше, нежели она подсчитала. То есть и здесь привели ситуацию к общему знаменателю. Только на том наше общение не закончилось. Новый звонок:
— Пожалуйста, позвоните в университет, где учится дочь. Мне нужна справка о том, что она живет в общежитии по месту учебы. Это необходимо для того, чтобы не оплачивать некоторые коммунальные услуги, которыми она не пользуется. Понимаете, дочь прописана в этой квартире. Платить лишнее для меня накладно.
— А что вам мешает попросить ее привезти такую справку? Наверняка она бывает в выходные в райцентре.
— Мы не общаемся, я же вам говорила. У меня даже нет ее телефона. Вдруг вам удастся. А в университете отказываются дать мне такую справку. Вроде как не имеют права.
В деканате в эту историю посвящены. Действительно, каждый год мать студентки просит прислать ей такую справку. Раньше откликались. Но нынче девушка настояла на том, чтобы этого не делали. Декан мне объясняет:
— Мы не можем нарушить ее требование. И должны защищать права социальной сироты. Знаете, разные бывают ситуации.
— Здесь речь идет только о коммунальных услугах, которыми студентка не пользуется, будучи на учебе, — пытаюсь внести ясность.
— Если официальный запрос нам направит предприятие ЖКХ по месту жительства, мы дадим ответ.
Слышать одну сторону — не знать всей правды. Но попытка связаться с дочерью Ольги разбивается о стену. Категорическое “нет”. Обида, думаю, слишком велика.
Наверняка жизнь подбросит немало задачек, которые придется решать им обеим, без посредников. Кто сумеет простить, а кто сумеет понять и найти нужные слова — не берусь даже предположить. Но, кроме матери и дочери, вряд ли кому-то еще это под силу.
МНЕНИЯ
Марина Надольская, психолог Гомельского городского центра социального обслуживания семьи и детей:
— Безусловно, каждую ситуацию нужно рассматривать индивидуально. Но в целом модель проблемных отношений, о которой мы ведем речь в этом случае, не исключительна. Здесь важно понимать, что дочери нужна биологическая мать. И не имеет значения, сколько ребенку — 11 или 18 лет. Эта необходимость заложена природой, только такая связь позволит ей сформироваться как женщине и как матери. Иначе девочка в скором будущем столкнется с рядом проблем. Первая — это осознание себя как носителя пола, вторая — при выборе партнера, третья — формирование образа “я жена, я мать”. В данной ситуации имеем то, что уже имеем. От этого надо отталкиваться для того, чтобы выстроить диалог, подчеркну, ради ребенка, которому без этого невозможно психологически состояться, жить полноценно и быть наполненным внутренним счастьем. Воспитание бабушкой и дедушкой не способно заменить родительское участие. Это воспитание через поколение, когда ребенок не получает нужный ему опыт.
Не могу сказать, что первой должна сделать шаг мама или проявить инициативу бабушка, с которой, судя по всему, у девочки нормальный контакт и она ее растила. Тот сделает первый шаг, кто задаст себе вопрос: что для меня важнее — обида или счастье ребенка? Что я могу для этого сделать? Если дать самому себе честный ответ, тогда появится ясность, какие действия предпринять. Пока мы живем, любой конфликт разрешим. Уверена, что девочка, возможно, не сразу, но обязательно откликнется на стремление родного человека восстановить отношения, перезагрузить их, отстроить заново.
Елизавета Санникова, 20 лет:
— Когда мне было 12 лет, мама вторично вышла замуж. Первая реакция: как же так, неужели меня мало, неужели плохо быть вдвоем? Но потом я посидела, подумала и сказала себе: когда-нибудь я тоже стану взрослым человеком и не исключено, что в моей жизни случится что-то подобное, неужели моя дочь или сын не позволит мне быть счастливой? На самом деле жизнь не вращается только вокруг нас — детей. Это тоже нужно осознавать. Родители имеют право подумать и о себе.
draluk@sb.by

>Взрослая дочь не хочет общаться с матерью. Что делать?

Дочь перестала общаться с матерью.

Саша – это моя молодая клиентка, ей 21 год. На аудио консультации он рассказала, как сложно складываются её отношения с женихом. Они то сходятся, то расходятся. К концу беседы Саша обмолвилась про отношение мамы к её избраннику. Мама Маша переживает за Сашу, потому что видит, как тяжело эти отношения даются дочери. Мама считает, что свадьбы быть не должно, этот выбор дочери неправильный, молодой человек не ценит Сашу, не умеет беречь отношения, и его семья не даст молодым быть счастливыми.

На момент нашей беседы официально, в том числе и для родителей, Саша и жених расстались. Но неофициально — продолжали встречаться. Да, так вот хитро закрутилось. Чтобы не расстраивать маму, Саша решила не рассказывать ей о том, что они с женихом снова вместе.

Мы поговорили, я положила трубку. Но не тут-то было!

На следующий день мне позвонила… Маша! Та, которая мама Саши. Я не стала спрашивать, откуда у ней мой номер. Мама Маша озвучила следующее.

У них с дочерью всегда были близкие, доверительные отношения. У Саши были романы, это не мешало маме и дочке быть подругами. Но последнее время Саша отдалилась. Перестала рассказывать о себе, о своей жизни. Даже не рассказывает, что снова встречается с женихом.

Более того, дочь начала меняться! Раньше он вместе готовились к Пасхе, красили яйца, пекли куличи и освящали их в церкви, а иногда и службу стояли. А в этом году дочь сказала, что у неё нет времени на это, да и не очень хочется. Но это ведь семейная традиция! 20 лет так делали. Что происходит с дочерью? Что не так делает мама?

Как сохранить отношения с дочерью?

Маша рассказала мне, что она гордится дочкой, умницей и красавицей. И она всегда готова принять её дома, готова простить ей любую ошибку. Но вот этого жениха она в своем доме не потерпит. Потому что ей, матери, видно, что он – слабый и бесхарактерный, только треплет нервы дочери. Мама Маша готова использовать все возможности, чтобы оградить дочку от этого общения. Но в её силах только не пускать его в свой дом.

Я спросила, могло ли быть так, чтобы умную и красивую Сашу обманным путем околдовал глупый и бесхарактерный Жених?

«Конечно, нет», — ответила мама, — «Просто я-то вижу, какой он на самом деле!»

Дальнейший наш диалог строился примерно так:

— Маша, как вы думаете, почему Саша стала отдаляться?

— Потому что жених на неё плохо влияет.

— А она знает про ваше к нему отношение?

— Конечно, знает.

— Тогда, возможно, Саша не хочет вас расстраивать разговорами о женихе? Ведь она у вас умная и заботливая девушка, вы сами сказали.

— Да, может быть. Она на самом деле такая. Хочет сама решать свои проблемы.

— Тогда, по-вашему, как же она должна снова почувствовать близость к вам, если вы на самом деле настроены против этого молодого человека?

— Рано или поздно она поймет, что он – не её человек, и придет обратно.

— И это возможно. Но, во-первых, за это время ваши отношения могут быть совсем разрушены, связь потеряна. Во-вторых, как она будет чувствовать себя при этом возвращении? Вы, зная её характер и её гордость, можете себе представить, как она с видом побитой собаки идет к вам с повинной?

— Нет, конечно. Ну а как же тогда?

— Она наверняка тоже скучает по беседам с вами. И ей наверняка хотелось бы обсудить с вами, лучшей своей подругой, всё происходящее. Но для этого нужно хотя бы ваше нейтральное отношение к жениху. Саша должна чувствовать, что вы готовы поддержать любой её выбор. Ведь это ЕЁ выбор. Даже если она ошиблась, вам ведь нужна ДОЧКА, а не её правильные поступки. Никто не просит вас любить, холить и лелеять Жениха.

— А как же мне вести себя по отношению к нему?

— Старайтесь хотя бы не быть категоричной. Чтобы Саша не боялась упомянуть его имя. Вы не обязаны любить его. Но, прогоняя, вы гоните и Сашу. Вы нужны Саше, особенно когда она боится ошибиться.

Маме Маше нелегко давалось понимание того, что дочь уже взрослая, и мама не в силах запретить ей делать что-то. В случае запрета дочери проще отдалиться, чем долго и нудно объяснять свое право на собственные решения.

Всё-таки, в 21 год — уже можно и нужно строить жизнь самостоятельно. В этом возраст потребность в собственных решениях выше, чем потребность в родителях. И это хорошо, это план природы!

То, что Саша не хочет печь куличи — это не бунт, не привлечение внимания, а стремление самой решать свои проблемы. Это значит, что ребенок воспитан ответственным. Хвала родителям!

(c)Статья авторская, оригинал на сайте www.natalubina.ru