Цитаты о зиме

Архив проза ру. Вся правда о Новом годе!

Изображение «На Новый Год» Стихотворение из журнала Стрекоза № 1 за 1883
Когда нахлынувшая нега
Вдруг встретит от жены табу,
Я из податливого снега
Скатаю снежную бабУ.
Не зря меняю ударенье,
В бабЕ и бАбе много розни.
Ведь эта рук моих творенье,
А та судьбы — злодейки козни.
Сергей Гор
Было б лето круглый год, было бы не плохо.
Только в Новый, Новый Год… без зимы… так плохо.
Кандидыч
«Праздник, праздник, лапой размашистой елки украденной из лесу дремучего рукой недрогнувшей; праздник, праздник, воришка радостей, украшение елки, что стоит посреди дома, на чердаке и на крыше, меж антенн металлических с гирляндой, повешенной улыбки пропащей, хитростью на стол, накрытый скатертью ажурной; манящий салфетками, крахмальными неоновыми вывесками, подмигивающими в окно бесстыдно с наглыми рожами пьяными, с запахом пробок винных, с запахом соуса, что разливается томно по сковородке, где, развалившись, ноет курица-индейка-крольчатина и сом по-глазовыпученному, и утка по-самомувкусному, и салаты зимние, летние, весенние и нежные, с палочками крабовыми, с креветками морскими, глубинными, с консервами деликатесными и птицами, меж лап ощипанных с яблоками сорта «семеринка» — сорта последнего, зимнего, налитого медом, а груши, апельсины, бананы, мандарины – как продолжение обеда праздничного, несравненного приема пищи, лишь раз в году приобретающего размах подобный …»
© Роберт Итиль, 2002
«Остановите новый год»
http://proza.ru/2002/01/08-02
«- Эй, друг купи слона…, то есть я хочу сказать, подарок нужен? — спрашивает старичок.
Я понятное дело говорю ему.
— Нее… спасибо, не надо.
— Я тут уже третий час на морозе стою, и все так говорят. А ты возьми и купи! — Настырный такой оказался, бывает.
— Понимаете, — говорю я — это старый анекдот, и даже я его знаю. Так что до свиданья!
— Ты что, не веришь!? — Старик перегораживает мне дорогу. — У меня реальный слон, крылатый. Тут два квартала отсюда. Пойдем! Мне просто деньги очень нужны!
И тут что-то во мне сломалось. Я подумал, а почему бы и нет, вдруг у него и вправду крылатый? И вообще говорят ведь: Россия — родина слонов. Может завалялся один, со времен татаро-монгольского нашествия. Говорю ему:
— А почем слон та? И летает он, у вас?
— Конечно летает, а как же, на то у него и крылья. Стоит дешево: двести семьдесят рублей всего, а два рубля себе на дорогу обратную можешь оставить».
© Миронов Михаил, 2002
«Новогодний подарок»
http://proza.ru/2002/06/07-06
«Перед зимними каникулами учителя напоминали школьникам, что отмечать рождество – пережиток прошлого. Предупреждали, что будут снижать оценку за поведение всем, кого уличат в прославлении Христа. От таких слов становилось стыдно за свою дремучесть и поклонение богу. Но только на 5 минут. Крестик, приколотый к майке английской булавкой, начинал жечь грудь Саньки. Никто не знал о крестике, даже самые близкие друзья. Потом все эти напутствия учителей забывались, когда наступало рождество. Дети и взрослые, старые и малые становились родными друг другу. Всех связывала невидимая, но крепкая нить, берущая начало в прошедших веках и сохранившаяся до настоящего времени, имя которой — Вера».
© Степан Волжский, 2002
«Рождество твое..»
http://www.proza.ru/2002/01/06-74
«Одна девочка – ей было не больше четырех лет – особенно понравилась ему. Он любил такие русские лица с округлым подбородком, маленьким носиком и крупными серьезными глазами. Девочка читала стихотворение про зимнюю ночь. Особенно пошли в душу слова:
Месяца лучами Божий Храм облит
Крест под облаками, как свеча горит.
Растроганный дед Мороз наклонился к девочке и, подавая ей «баунти», сказал:
-Ах, какой стишок хороший! Кто же тебя научил такому стишку?
-Мама, — ответила девочка и робко потрогала бороду деда Мороза.
-Ну, передавай привет маме и папе, — улыбнулся дед Мороз и погладил девочку по головке.
-А у меня папы нет, его убили, — просто сказала девочка, не переставая копаться в бороде.
Смысл услышанного не сразу дошел до Старого Актера».
© Морозов, 2002
«Убили папу»
http://proza.ru/2002/11/02-71
«Толстый мохнатый шмель, прилетевший из городского парка, уселся на край горшка и неодобрительно посмотрел на елку.
— Что-то я не пойму – пробормотал Шмель трогая лапкой зеленые иголки, — Но мне кажется это елка!
— Вы совершенно правы господин шмель – откликнулась с потолка Назойливая муха, — Вот ведь ужас, вместо прекрасного цветка посадить здесь эту непонятную елку!
— Которая того и гляди завянет! – подхватила зеленая Навозная муха, рассматривая себя в зеркало на письменном столе.
— К чему она здесь? – задумался Шмель.
— Видите ли, господин шмель – затараторила Назойливая муха, радуясь, что нашла слушателя, — Девочка, что живет в этой комнате, долго болела. Она пропустила все Новогодние праздники и почему-то решила отпраздновать Новый год в июне! А вот эта веточка елки как я слышала, будет украшена серпантином, так как…
— Новый Год? – перебивая муху воскликнул Шмель, — В июне?»
© А.Прокофьев, 2003
«Почти Новогодняя история»
http://proza.ru/2003/01/06-88
«—О! Дед Мороз – красный нос! Дед, почему у тебя нос красный? — спросили меня в какой-то шумной компании.
—Замерз, — ответил я.
—Налейте дедушке штрафную! — загоготали гости.
—Поздравляю вас с Новым годом! — сказал я, выдавая им из мешка подарки, — Но мне ещё к другим ехать…
—Не отпустим! — закричали все, —Вон у тебя какая Снегурочка раскрасавица! Мы вас целый год ждали!
—Не могу, ребята! Честно!
—Пока не выпьешь с нами, не отпустим! — орали они.
В другом месте мне пришлось, путаясь в полах красного халата и наступая на ноги хозяйке, танцевать с ней под переливы баяна. В третьем, пить с гостьями на брудершафт, а Мишке отбиваться от разгулявшихся мужиков. Ещё в одном нас кормили как на убой, обещая, что обидятся на веки вечные, если мы не попробуем все их салаты. Кроме того, на ночных улицах нас постоянно тормозили гаишники и приглашали Снегурочку-Мишку к себе в машину пройти тест на алкоголь, однако, когда выяснялось, что он не Снегурочка, а Снегур, веселые милиционеры теряли к нам всякий интерес и желали доброго пути».
© Алексей Макаров, 2003
«Дед Мороз и Мишка»
http://www.proza.ru/2003/12/23-21
«Я в шоку. Или в шоке, но слово «в шоке» напоминает мне «в соке», а я ведь не в соке, я сухой и чистый. Ни в каком я не соке, а значит, и не в шоке, логично? Ну, значит, в шоку; опять же, «в шоку» мне напоминает «в соку»; а ведь и верно – я мужчина – ну, в самом соку, так что и с этой стороны «в шоку», мне кажется, более уместно.
Впрочем, всё это пустое, пустое – в шоке ли, в шоку ли… Дело-то, видите ли, совсем не в этом… А в чем дело, я не помню толком, так что не знаю даже, о чем мне рассказывать… Столько всего произошло…
Но обо всем по порядку. Видите ли, сегодня я весь день… Всё началось с… а, всё началось бог знает когда! Наверное, после Нового Года всё началось, кстати, про Новый Год можно долго рассуждать, это весьма философский вопрос, что такое новый год, а что такое старый, по моему глубокому убеждению, каждый момент нашей жизни наступает новый год, а празднуют всё это раз в году, а я почему-то понимаю, что значит раз в году, хотя не понимаю, что такое Новый Год, ну, тут начинается софистика, волевым усилием я ее придушу, потому что не о том речь. И всё. И хватит об этом. И всё, всё».
© Stony Man, 2003
«Душегуб»
http://www.proza.ru/2003/04/01-43
«Он снова закашлялся, задохнувшись от боли, резко вздыхая. Ветра не было, но мороз крепко кусал за пальцы. Какая к чертям горячая точка, когда по-декабрьски безнадежно за минус…
И Новый год…
… Под Новый год отец заносил с мороза елку, вколачивал ее в крестовину – и они с сестрой вдвоем развешивали стеклянных зайцев и конфеты в золотой фольге на пахучем кружеве хвои, ссорясь из-за права первым распечатать серпантинные кольца.
Мать протирала накрахмаленным до хруста вафельным полотенцем праздничные стаканы, бережно вынутые из буфета по такому случаю – и улыбалась, наблюдая за детской елочной возней.
Кошка Аграфена деловито выхаживала рядом, задрав трубой гордый хвост и дефилируя лохматыми штанами.
По дому дразняще скитался аромат горячих пирожков с мясом и творогом – уложенные в очень строгом порядке на огромный хохломский поднос, они все равно выглядели по-гусарски разудало и румяно.
А потом все считали спасские далекие куранты, затаив дыхание: десять, одиннадцать, двенадцать… торопясь загадать желание, какое-нибудь самое-самое…
Всегда казалось, что чудеса случаются именно в эту ночь, и с нового года можно переписать всю жизнь заново и набело».
© Turandot, 2004
«Загадай»
http://proza.ru/2004/01/01-94
«Эммануил Сидоров был одиноким человеком. Внутри него имелась какая-то чрезмерная страсть к личной свободе, в результате чего Эммануил семьи не завел, и успешно противостоял попыткам полюбленных им женщин сделать это за него.
Кроме женщин, Сидоров любил и умел две вещи: готовить и мечтать. И как-то так выходило, что Новый год он встречал в одиночестве за прекрасно сервированным столом в откровенных романтических грезах.
Коллеги Эммануила все были женаты. Давно и добротно. Почему-то они догадывались, что он свободное время должен проводить весьма разнообразно, и хотели знать подробности эммануилова разнообразия.
— Как провел праздники, Эммануил? – Подступались к нашему герою наперебой пахнущие новыми лосьонами сослуживцы.
— А, как всегда провел. – Отвечал им Сидоров, в подробностях раскладывая бумагу и ручку на свободной от сомнений поверхности стола. И добавлял масла в лампадки в глазах коллег простым разъяснением.
— Заслушал праздничную речь Президента, поглядел Голубой Огонек и последующие бальные танцы».
© Lisnerpa, 2004
«Эммануилов Новый год»
http://proza.ru/2004/10/06-72
«Я поправляю бороду и начинаю:
— Однажды, давным-давно, жила-была девочка, и звали ее Красная Шапочка…
Леночка хихикает, Варя произносит совершенно взрослое «Хм!» и осведомляется:
— Может, еще про Курочку Рябу расскажешь?
Она твердо намерена разобрать Деда Мороза на части и посмотреть, что внутри. Мне страшно, и она это понимает, но пощады я не жду – Варя не жалеет трусов, обманщиков и идиотов. Ну как меня угораздило согласиться? Случайно, наверное, как обычно. Все пришли в восторг: «Здорово, Бабка Мороз, так даже смешнее»».
© Леля Тьюринг-Матиясевич, 2004
«Когда-то, давным-давно…»
http://proza.ru/2004/04/05-75
«Молюсь ночью, в онкодиспансере, шёпотом: «Рождество Твое, Христе Боже Наш»… Вьюга глушит рождественские колокола, почти до неслышимости, но радость отчего-то так и трепещет, так и требует не прекращаться в сердце моем!
Не могу заснуть, ворочаюсь. Встаю, выползаю в темный коридор, где виден прямо за окнами больницы сверкающий бизнес-центр с толстопузой крышей теннисного корта и нелепой башенкой, словно из детского фильма-сказки. Похоже чем-то на Вертеп, только без Младенца, Марии, Иосифа и пастухов…
А колокольный звон отсюда уже вовсе не слышен. И это вдруг огорчает: ну почему же, нукак же — без колоколов?!..
И я резко поворачиваю в нашу палату, где хрипят и кашляют мои товарищи по болезни — мои братья по Рождеству: Виталик, дядя Коля, Муса… Прикладываюсь к подушке и прислушиваюсь к тому празднику, который дарован Христом для меня и для них».
© Владимир Гурболиков, 2004
«Рождественские элегии»
http://proza.ru/2004/12/27-76
«- Так как, вы сказали, ваше имя? — чиновник Таможенного Департамента с вялым интересом смотрел на сидящего перед ним забавного старика в ярко-красной шубе, такой же яркой, отороченной белым мехом, шапке, сжимающего в руках массивный, явно ручной работы, посох.
— Санта. Санта Клаус, — покорно ответил старик.
— Цель вашего визита?
— Вы что же, любезнейший, никогда не были ребенком? — старик виновато улыбнулся. К этому времени он уже снял шапку с седой, давно не стриженной (и давно немытой — отметил про себя чиновник) головы. Руки нервно теребили шапку, прислоненный к стене посох то и дело падал, старик каждый раз извинялся, сокрушенно тряся седою гривой, и ставил посох не место. — Все дети знают, зачем приезжает Санта!»
© Евгений Демченко, 2004
«Санта на ветке»
http://proza.ru/2004/07/15-91
«– Я работаю один. Но всё-таки интересно, какая тебе разница, настоящий я Дед Мороз или нет? Я в гости к тебе пришёл? Подарок принёс? Да, мне за это заплатили. Всё по ведомости, как положено. А тебе-то чего не хватает? – он едва удержался, чтобы не обвести детскую широким жестом.
Алисочку такая неожиданная и взрослая откровенность озадачила. Она с минуту сверлила Трошникова злым взглядом серых глазок. Щёки её сделались совершенно пунцовыми. Потом она выпалила:
— Настоящий Дед Мороз не продаётся!
Тут пришёл черёд Трошникова изумляться.
— Кто это тебе сказал?
— Сама знаю! А ты не настоящий! Уходи!
Трошников сдвинул набок красный колпак. Ему давно хотелось это сделать: в детской было очень тепло.
— Сколько, ты говоришь, тебе лет? – спросил он, разглядывая Алисочку с новым вниманием.
— Пять с половиной».
© Mayra, 2004
«Визит по долгу службы»
http://proza.ru/2004/01/11-116
«Сегодня особенная прогулка, праздничная. Через два часа Новый год. Гостей полон дом. Сразу три тети на кухне суетятся. Ой, чего я только не унюхал! В духовке гусь с яблоками, на плите рыбка, тушеная в молоке с морковкой и лучком. А в холодильнике… Одним глазком удалось подсмотреть… Докладываю: рыба красная и белая, ветчина, салат с креветками, колбаска сырокопченая с мелким жирком. Грибы, соленья и зелень для травоядных не в счет. Но главное – прозрачная баночка с красными ягодками, пахнущими лососем. Помню, на папин день рождения меня угостили бутербродом с этими ягодами – райское наслаждение. Ну хватит слюнки раньше времени распускать, немного осталось. А еще в другой маленькой баночке загадочные черные ягодки помельче, вот бы попробовать. Ну, с моим-то опытом… Гости подопьют, внимание рассеется, отвернутся от стола… Тссс!»
© Дмитрий Александрович, 2004
«Исповедь старого мальчика»
http://proza.ru/2004/12/26-74
«Кубарем скатившись по лестнице, Дед Мороз торпедой вылетел во двор. Оставалось еще более тысячи московских семей – и дальше, на восток, туда, куда Новый Год еще только направляется. А настроение было не ахти какое.
«Боже мой! — бубнил он себе под нос, сидя в санях и перебирая четки – Какое безобразие! Неужели меня в самом деле нет?..»
Северные олени несли его к загородным подмосковным дачам. На душе было сквернее некуда».
© Михаил Лероев, 2006
«Правда о Деде Морозе»
http://www.proza.ru/2006/10/04-28
«Только снеговиков не принято поздравлять: “ С легким паром!”
Далеко не все проводившие Старый год в состоянии встретить Новый.
Каждому хочется провести Новый год так, чтобы его было приятно проводить.
“ Ежегодно аврал и штурмовщина — это мои трудовые будни», — жаловался Дед Мороз.
Нет острее укола по самолюбию елки, чем отсутствие на ней иголок.
Сколько шишек достается Снегурочке за то, что ее каждый год видят с новым Дедом Морозом!»
© Сергей Лузан, 2006
«Новогоднее обращение к редактору»
http://proza.ru/2006/11/17-07
«»Не, не! Я тя провожу. Мне-то чаво спешить? Я с женой нынче погостевать приехал к дочке на Новый Год.
Ох, скажу табе, и осточертели мне они, энти обе суки! Всё им всегда не так, а выпить-то мне с кем? Правда хочь от дочки таперича отделался, недавно нашла какого-то обормота, москвича. Так опять — иврей, наверняка непьющий!… Обещалась нынче познакомить. А то ей всё не угодишь — то пьяницы, а то бабники.
Вот счас насилу и выскочил от неё, что б хочь малость выпить. А то горит!
Вот, Гриш, такая у меня житуха,- врагу не пожелаешь!»»
© Ян Кауфман, 2006
«Новогодний сюрприз»
http://www.proza.ru/2006/07/18-14
«На слое пожелтевшей, почти истлевшей ваты лежала чудной красоты игрушка. Действительно, слегка закапанная воском, чуть – по краю крылышек. Но тусклая позолота светилась, а серебряная труба в руках ангела была светлой и чистой .
— Так похоже всё это на мою жизнь… Счастье боялась выпустить на волю, всё маялась. Клянусь, теперь всё будет по-другому.
Катерина не знала тогда, что судьба отпустила ей всего полтора года. Но успела: объехала полсвета, написала хорошую книгу. Звонила часто, на её вечный вопрос о том, что делаю, я отвечала:
— Ты же знаешь: живу».
© Наталья Столярова, 2007
«Сусальный ангел»
http://proza.ru/2007/06/06-177
«Под рисунком буквы продолжались: «ПРАЗДНИЧНАЯ СКАЗКА для ДВОИХ в Российской Федерации – условия на обороте». Веня посмотрел на оборот. Там был всё тот же иней и сгусток мелкого текста, окружённый гирляндой маленьких фотографий. Из половины снимков сияла стандартная открыточная Россия: Большой Театр, Медный всадник, собор Василия Блаженного и много не известных Вене золотых куполов.
Вторую половину составляли образы менее заезженные. Вот в камеру белозубо смеются двое милиционеров, пока третий с деланой серьёзностью берёт под козырёк. Вот группа сельских жителей в неброской, но стильной одежде машет руками посреди опрятной деревенской улицы. Вот привлекательная женщина лет сорока пяти, гостеприимно улыбаясь, помешивает что-то в сверкающей кастрюле. Солдат, румяный и плечистый, держит в руках огромного рыжего кота. Пышущие здоровьем мужики воздевают чарки к потолку бани. Модная молодёжь танцует на фоне изящных многоэтажек. Красивые студенты всех цветов кожи заливаются смехом на гранитных ступеньках какой-то набережной. Счастливые таджики в опрятных спецовках смотрят на залитую солнцем Москву с почти достроенного небоскрёба…»
© Константин Смелый, 2009
«Рассказ новогодний, с чудом»
http://proza.ru/2009/01/13/298
Post scriptum:
«Друзья мои! Кто ещё не успел, учитесь танцевать, пока не поздно. И танцуйте, танцуйте, танцуйте. И краковяк, и гопак, и камаринскую, и вальс, и твист, и хип-хоп, и… что там сейчас танцуют ещё?
Я желаю Вам, чтобы весь следующий год вы танцевали весёлые танцы и делали это с радостью.
С Новым годом Вас всех! Будьте счастливы, удачливы и здоровы!
Вдохновения и радости в новом году!
И танцуйте!»
Черепах Тортилло
Post post scriptum:
С Новым годом!
http://lossofsoul.com/info/2011.htm
продолжение http://proza.ru/2011/01/07/487