Сказка о доверии

Ход урока:

  • Орг. момент
  • 5Д (дисциплина, доброта, долг, дружба, доверие)

  • Позитивный настрой.
  • Концентрация на Свете 3 минутыПожалуйста, сядьте удобно, спинку держите прямо. Руки и ноги не скрещивайте. Руки можно положить на колени или на стол. Расслабьтесь. Пожалуйста, закройте глаза.Представьте, что солнечный свет проникает в вашу голову и опускается в середину груди. В середине груди находится бутон цветка. И под лучами света бутон медленно раскрывается, лепесток за лепестком. В вашем сердце расцветает прекрасный цветок, свежий и чистый, омывая каждую мысль, каждое чувство, эмоцию и желание.Представьте, что свет начинает все более и более распространяться по вашему телу. Он становится сильнее и ярче. Свет становится все интенсивнее и ярче и выходит за пределы вашего тела, распространяясь расширяющимися кругами. Направьте свет всем вашим родным, учителям, друзьям, знакомым. Пошлите свет и тем, с кем у вас временное непонимание. Пусть свет наполнит их сердца. Пусть этот свет распространится на весь мир: на всех людей, животных, растения, на все живое, повсюду… Посылайте свет во все уголки Вселенной. Мысленно скажите: «Я в Свете… Свет внутри меня… Я есть Свет». Побудьте еще немного в этом состоянии Света, Любви и Покоя…Теперь поместите этот Свет снова в ваше сердце. Вся Вселенная, наполненная Светом, находится в вашем сердце. Сохраните ее такой прекрасной. Потихонечку можно открывать глаза. Спасибо.3. Проверка домашнего задания.Урок № 20Прочитать рассказ «Коробка с фломастерами».Наступил март, и мальчики в классе стали думать о том, как поздравить девочек с праздником 8 марта. После обсуждений мальчики поделились на две группы. Одна группа решила подготовить для девочек презентацию, а втораярешила сделать своими руками каждой девочке поздравительную открытку. Во второй группе оказались друзьяАрман, Самати Борис.Самат сказал, что принесёт цветную бумагу, ножницы и клей. Борис пообещал принести белые листы. У Армана была большая коробка цветных фломастеров, и он предложил ими подписать открытки. Распределив обязанности, друзьярешили завтра приступить к делу.На следующий день, когда Арман хотел положить в сумку фломастеры, братишка попросил их одолжить. Арман улыбнулся и протянул ему коробку. Братишка обрадовался и сказал: «Я знал, что ты настоящий друг». В школеАрманобъяснил, почему не смог принести фломастеры. Самат поддержал и сказал: «Правильно сделал, что уступил братишке. Я бы поступил так же». А Борисдобавил: «Друзья! Не важно, чем подписывать открытки, ведь можно подписать и ручкой. Важно другое –что мы напишем в открытках». Арман обрадовался, что Борис и Самат не только поняли, но и поддержали его. Мальчики с хорошим настроением приступили к делу. Во время работы Борис вслухотметил: «Хорошо мы придумали, сделать именные открытки для наших одноклассниц. Ведь они – замечательные девочки!» Арман подбирал красивые слова и старательно писал добрые пожелания в каждую открытку. Саматс улыбкой посмотрел на друзей. Когда открытки были готовы, друзья светились от счастья. Ведь у них все получилось! Арман пришел домой. Коробка с фломастерами лежала на столе в его комнате. Посмотрев на коробку, мальчик улыбнулся и подумал: «Какие же у него хорошие и настоящие друзья!»-Как мальчики готовились к празднику 8 марта?-Почему Арман не смог принести фломастеры?-Как друзья поддержали Армана?-Какие дела красят человека?- От каких мыслей рождаются добрые поступки?- Поделитесь своими добрыми делами.

    Сказка о доверии

    СКАЗКА О ДОВЕРИИ
    Жили когда-то брат и сестра, близнецы, и хотя они не были двойняшками, они были очень похожи друг на друга. Кроме того, что они родились почти одновременно – причем, как ни странно, никто не мог вспомнить, кто же из них все-таки родился первым – брат или сестра? – всегда как-то так получалось, что все у них происходило одновременно –они одновременно хотели есть или спать, одновременно смеялись и плакали, про болезни и говорить не приходится – от того момента, когда первый из них чихнул, до соответствующего чихания второго не проходило и полминуты.
    В детском садике они одновременно ломали игрушки и падали с лестницы, правда, всегда благополучно. В школе они одновременно не готовили одни и те же уроки, одновременно опаздывали, даже если каждый опаздывал по своей собственной причине, одновременно влюблялись и одновременно разлюблялись, когда для этого пришло время.
    Всю школу они просидели за одной партой, и все попытки учителей рассадить их оканчивались неудачей. Причем как-то так получалось, что учителя просто-напросто забывали о только что отданном распоряжении, а брат с сестрой спокойно оставались сидеть там, где всегда сидели – за одной партой.
    После школы пути их разошлись. Брат пошел в институт космоса – ему было интересно узнать, как оно там устроено, в космосе? Сестра пошла в институт земли, ей было интересно знать, как же это оно устроено здесь, на земле. И хотя они были по-прежнему очень похожи, все-таки у них стали проявляться различия.
    Ну, во-первых ему нравились исключительно брюнетки, а ей только блондины. Кроме того, в школе они оба занимались легкой атлетикой – и с прекрасными результатами, кстати, хотя никто не понимал, как им удается таких результатов достигать, если они практически не тренируются? Время как будто бы замедляло свой ход для каждого из них, когда любой из них участвовал в забеге, или притяжение земли становилось меньше, когда им надо было прыгать или метать какой-нибудь снаряд. Причем за все время тренировок никто из них ни разу не получил ни одной травмы! И ветер во время соревнований всегда дул в нужную им сторону… Везучие они были до невероятности.
    Когда они поступили в институт и оказались каждый сам по себе, они увлеклись разными видами спорта. Брат увлекся спелеологией и все свободное время проводил в пещерах, а сестра увлеклась конкуром, и все выходные проводила верхом, в полях и на манежах. Они по-прежнему любили море и на летних каникулах обязательно вместе ездили куда-нибудь на теплое и ласковое море, чтобы там вволю по-погружаться. Само собой, они всегда умели заразить друзей своим увлечением, поэтому ездили обычно большой и веселой компанией.
    В холодное время года, когда погружаться в теплое и ласковое море было невозможно, они играли в теннис, и, конечно, больше всего им нравилось играть друг с другом. Когда они играли в паре против кого угодно, переиграть их было невозможно.
    Они по-прежнему влюблялись и разлюблялись одновременно, и поэтому ни с кем им не было так хорошо разговаривать, как друг с другом.
    Родители их были очень занятыми людьми, и брат с сестрой еще с детства привыкли все проблемы обсуждать вместе, вдвоем, и все решения находить сообща. И еще с детского садика они хорошо усвоили, что один и один – это будет два, а два – это больше, чем сколько угодно, потому что в конечном итоге эти «сколько угодно» всегда по одному, а это всегда меньше, чем два вместе.
    А потом брат увлекся штангой, а сестра балетом, и тоже у них все стало получаться. И чем лучше у них получалось, тем больше недоумения вызывали их успехи. И в самом деле, со своей не слишком развитой мускулатурой он с легкостью поднимал тяжеленные штанги, которые оказывалось не под силу сдвинуть его друзьям, которые уже по нескольку лет занимались этим тяжелым видом спорта и имели куда более рельефные мышцы. А когда она делала пирует или зависала в воздухе на прыжке, о чем тогда можно было думать? Во время ее прыжков воздух как будто уплотнялся, и все движения становились грациозно-замедленными. Однажды на выступлении во время прыжка она зависла в воздухе на 26 тактов! Это было неслыханно, и дирижер приложил героические усилия, чтобы хоть как-то приспособить музыку балета к ее прыжку. Зал взорвался овациями, а все танующие растерялись – как это могло произойти? Впрочем, все тут же сразу забыли об этом происшествии.
    Сами брат с сестрой ничему не удивлялись – за все годы с ними происходило столько странного и невероятного, что они к этому просто-напросто привыкли и принимали, как должное. В конце концов, ничего страшного ведь не происходило? Все всегда оканчивалось хорошо, а все хорошо, что хорошо кончается.
    Однажды, в один серый будничный день, брата и сестру попросили зайти в деканат – каждого в свой, одновременно. В кабинете декана сидел маленький серый человечек, совершенно незаметный на фоне туч. И хотя человечков было двое – один в институте космоса, другой – в институте земли, все же их вряд ли удалось бы отличить друг от друга, даже если бв их поставили рядом.
    И говорили серые человечки, в общем, одно и то же.
    – Тебя никогда не удивляло, что ты делаешь то, о чем другие могут только мечтать? – спрашивали они.
    – Ты никогда не задумывался (задумывалась), почему с тобой никогда не случается ничего плохого?
    – Ты не обращал(а) внимания, что люди моментально забывают о том, чего они хотят, если ты не хочешь, чтобы они об этом помнили?
    Эти и еще другие вопросы в том же роде задавали серые человечки, и на все вопросы брат с сестрой отвечали – «нет», и начинали задумываться, а в самом деле, почему это так?
    Потом серые человечки закурили, предложили брату с сестрой по стакану воды или по чашечке кофе, и замолчали. Брат с сестрой поблагодарили, взяли по стакану воды и стали думать. Каждый сам по себе.
    – Да, – сказали серые человечки, когда по их мнению времени прошло достаточно много, – ты исключение из общего правила. Такие как ты выстречаются очень редко. Ты обладаешь магией. Да-да, самой настоящей магией. Но не пугайся! Ты не одинок(а)! Мы поможем тебе! – говорили серые человечки.
    – Мы – это кто? – спросили брат и сестра, и если бы они были в одной комнате, их голоса прозвучали бы в унисон. Но они были в разных зданиях, далеко друг от друга, и каждый из них услышал только свой голос.
    – Мы – это Центр по управлению паранормальными ресурсами, – сказали серые человечки. – ЦУПР, сокращенно. Ты слышал(а) о нас?
    Кто не слышал о полулегендарной организации, о которой ходили только слухи, и о которой никто ничего не знал, в том числе, существует ли она на самом деле!
    – Да, – сказали серые человечки, – как видишь, мы существуем, и мы поможем тебе. Мы покажем тебе твои возможности и научим ими управлять. Мы сможем защитить тебя от неприятностей, когда на тебя нападут наши противники – твои противники, и поможем узнать, как не попасть в сложную ситуацию. А если ты все-таки попадешь в трудную ситуацию, ты можешь расчитывать на нашу помощь. Мы постараемся помочь тебе выпутаться из нее с наименьшими потерями.
    – Но за все за это, – продолжали говорить серые человечки, не давая ребятам времени подумать, – мы будем ожидать от тебя помощи. Пойми, таких, как ты – единицы, но они есть. Не все они хотят людям добра. Людей надо защищать, и именно этим занимаемся мы, ЦУПР. Людям хорошо и спокойно, пока мы на страже. Но люди не должны знать ни о нас, ни о таких, как ты. Иначе они поймут, что не все в мире устроено так, как им кажется, и почувствуют себя неспокойно. Не надо их волновать! – сказали серые человечки и, не дав барту с сестрой ни минуты на размышление, подсунули им на подпись заявление в члены Экспериментальной группы ЦУПРа. Первым пунктом в заявлении стояло обязательство не разглашать ничего из того, что было сказано, показано, продемонстрировано или изучено при контакте с любым членом ЦУПРа или во время любой деятельности, проводимой по поручению, при содействии или во взаимодействии с ЦУПРом.
    – Так что, мне и сестре (брату) нельзя будет сказать об этом? – одновременно спросили ребята. Но, поскольку они были далеко друг от друга, снова каждый услышал только свой голос.
    – Нет, – прошелестели серые человечки. – К сожалению, магические способности есть только у тебя. Твоя сестра (твой брат) – обычный человек, – сказали серые человечки. – Не надо ее (или его) волновать.
    – Но он(а) тоже может делать все то, что делаю я! – воскликнули брат с сестрой в один голос.
    – Нет, – улыбнулись серые человечки. – Это ты своей любовью делал(а) все это для нее (или для него, как было сказано сестре).
    И они подписали заявление. Каждый сам по себе.
    Серые человечки удовлетворунно улыбнулись, взяли каждый свою бумагу и исчезли.
    – Мы с тобой свяжемся! – эхом прозвучало в воздухе, и встреча была окончена.
    Когда позже в тот день брат с сестрой встретились, что-то неуловимое изменилось в их отношениях. Нет, они по-прежнему любили друг друга, наверное, даже больше прежнего, потому что теперь к прежнему ощущению любви добавилась невольная жалость, потому что тот, другой, не имел тех возможностей, какими хотелось бы, чтобы он обладал. И еще появилась тайна – маленькая пока что, и в то же время огромная, потому что ее оказалось невозможно доверить. Впервые в жизни брат с сестрой оказались не в состоянии обсудить возникшую проблему. Каждый должен был решать ее в одиночку.
    Да, их действительно вскоре нашли, и действительно стали чему-то учить – например, научили превращаться в мышку, или в птичку – в воробышка или синичку, или в котенка, но за это от ребят требовалось послушание, и отказ от собственных взглядов на жизнь и на людей, и подчинение правилам, о которых они раньше не знали, да и делать приходилось то, что они раньше не делали, а взамен им обещали – да много чего обещали, о чем тут говорить!
    Ребятам учиться нравилось, и все у них получалось, и те, кто их учил, поражались – насколько они похожи! Даже вопросы одинаковые задают!
    И вот что интересно – вроде бы и брат, и сестра становились могущественными магами и уже действительно могли делать намного больше, чем раньше, но вот радости в их жизни почему-то стало намного меньше. И все толще становилась стена между ними, и все сильнее наваливалось одиночество и отчаяние по ночам, когда от чувства бессилия и беспомощности и безысходности хотелось рвать зубами подушку. И ни его, ни ее не спасали от этого спутники, спавшие рядом. Потому что исчезло главное – доверие. Не было в мире человека, с которым хотя бы один из них мог бы поговорить открыто обо всем, и поделиться своими настоящими мыслями и чувствами, и попросить совета, и прислушаться к нему.
    А потом началось совсем страшное. Когда их начали учить превращаться в лис, и оказалось, что все эти игры и превращения совсем не так безопасны, как казалось вначале, и что надо охотиться и убивать самому, и что на тебя тоже открыта охота – вот тогда стало совсем страшно.
    Однажды брата чуть не до смерти загрызли собаки. Спасла случайность. Обещанной помощи не было…
    Сестре пришлось еще хуже. Об этом она даже вспоминать себе запретила. Но помощи не было и ей. Ее тоже не пожалели.
    И вот тогда, когда показалось, что дальше пути нет, только вниз к отчаянию, когда показалось, что к нормальной жизни выбраться уже невозможно, вдруг, одновременно, как когда-то давно, они вспомнили, что один и один – это будет два, а два – это больше, чем сколько угодно, потому что в конечном итоге эти «сколько угодно» всегда по одному, и это всегда меньше, чем два вместе. И они пошли друг к другу.
    Дорога заняла у них довольно много времени, потому что они уже знали, что существует ЦУПР, как знали и то, как тот работает, и ни в коем случае не хотели доставить неприятность друг другу. Поэтому они совершенно случайно встретились в городе, купили по мороженному, остановились в центре самой большой площади самого большого парка и стали есть мороженное и разговаривать у всех на виду. И как всегда, когда они были вместе, они нашли решение проблемы.
    Нет, они не отказались учиться. Просто теперь, когда надо было что-то делать, всегда почему-то возникали какие-нибудь нелепые досадные неудачи – то замок на куртке заест и станет невозможным прийти на встречу во-время, потому что идет проливной дождь, а зонтик забыт в автобусе две недели назад, то сосед сверху квартиру зальет и надо ждать, пока придет мастер, то машина в пробку попадет или колесом на гвоздь напорется, то еще что-нибудь в этом роде. Короче, отвернулась удача от ребят. Окончательно отвернулась.
    Подумали-подумали серые человечки в руководстве ЦУПРа, и решили, что пришло время с ребятами расставаться. А то, чего доброго, в самом деле неудачу за собой приведут!
    Попрощались они с ребятами, пожалели их, потому что без удачи заниматься магией нельзя, подсунули подписать заявление о выходе из Экспериментальной группы ЦУПРа, где первым пунктом стояло обязательство не разглашать ничего из того, что было сказано, показано, продемонстрировано или изучено при контакте с любым членом ЦУПРа или во время любой деятельности, проводимой по поручению, при содействии или во взаимодействии с ЦУПРом, и расстались с ними навсегда.
    Ребята расстроились, конечно – каждый сам по себе – ну кто же добровольно захочет расстаться с магией! – и вернулись в свои институты, догонять пропущенные лекции.
    И вот что интересно. Все у них снова начало получаться, и еще лучше, чем раньше. Только теперь брат уже не поднимал штангу с рекордным весом одной рукой, а сестра навсегда распрощалась с балетом, и даже танцевать перестала – на всякий случай.
    И никогда больше у них не было тайн друг от друга, и обо всем они могли поговорить и посоветоваться, и прислушаться к совету, и сообща найти решение и выход из любой ситуации, какой бы трудной она ни казалась, потому что никогда больше не теряли они самого главного – доверия друг к другу.
    Потому что теперь они всегда помнили, что один и один – это будет два, а два – это больше, чем сколько угодно, потому что в конечном итоге эти «сколько угодно» всегда по одному, и это всегда меньше, чем два вместе. И этому же они научили своих детей.
    А их дети…
    Но это уже совсем другая история. Я расскажу ее как-нибудь в другой раз.
    13.06.04