Родители алкаши, что делать?

Родители-алкоголики и их дети. Есть ли надежда?

Дети из семей алкоголиков вырастают с убеждением, что мир – это небезопасное место и доверять людям нельзя. Они чувствуют себя одинокими и заброшенными и часто бывают вынуждены скрывать свои истинные чувства, переживания и потребности, чтобы избежать отвержения и наказания. Отсутствие позитивного внимания со стороны родителей формирует у них пониженную самооценку. Чувства, которые когда-то возникли у ребенка в ответ на тяжелую ситуацию в семье – вина, страх, обида, злость, – становятся его верными спутниками на многие годы.
В специальной литературе описаны четыре основные роли, которые могут брать на себя дети из семей, где родители злоупотребляют алкоголем.

Герой семьи, ответственный ребенок

Это ребенок с высокими достижениями в учебе, уделяющий мало внимания своим интересам: на первое место он ставит нужды других людей. Может быть лидером в классе или компании, особенно активен в ситуациях, требующих действия. Часто это старший ребенок в семье. В дальнейшем вынужденный быстро повзрослеть, герой семьи тяжело переживает свои неудачи и ошибки, считает себя ответственным за все, происходящее вокруг, очень много работает и часто становится «трудоголиком».

Проблемный ребенок, «козел отпущения», бунтовщик

Использует негативные формы поведения для привлечения к себе внимания. Чувствует себя эмоционально отвергнутым, своим поведением бросает вызов семье. Как он сам, так и его друзья постоянно попадают в трудные ситуации.
Окружающие считают его возмутителем спокойствия. Легко вовлекается в группы сверстников, употребляющих алкоголь и наркотики, в асоциальные компании. Закрепившееся в его реакциях чувство гнева, желание бросать вызов окружающим постоянно затрудняют его адаптацию в семье и обществе.

Потерянный ребенок, кроткий ребенок

Держится изолированно от всей семьи, живет фантазиями. Проводит время за тихими занятиями, страдает от одиночества. Родители считают, что он не нуждается во внимании, так как сам может позаботиться о себе.
Любит помогать оказавшимся в беде, свои трудности считает менее важными, чем трудности других, уступчив.
По мере взросления может приобщиться к употреблению алкоголя или наркотиков с целью достичь психологического комфорта. Если такая роль досталась девочке, то впоследствии она может выйти замуж за алкоголика и заниматься его «спасением».

Любимец семьи, «шут», «клоун»

Гиперактивен, шутками и дурачествами пробует привлечь к себе внимание. Ребенок, играющий такую роль, не в состоянии справляться с различными стрессами. У него бывают трудности в учебе. Компульсивная (очень сильная, навязчивая) потребность во внимании затрудняет межличностные отношения.
В будущем может легко возникнуть зависимость от алкоголя или наркотиков.

Почти в каждом классе есть дети, у которых один из родителей (а может быть, и оба) злоупотребляет алкоголем. Эти родители – не частые гости в школе: они не посещают родительские собрания, не участвуют в общешкольных мероприятиях, не отвечают на звонки классного руководителя и социального педагога. Контакт школы с алкогольной семьей практически отсутствует, и педагоги чувствуют свое бессилие, не зная, как помочь ученику.
Как правило, когда ситуация в семье становится слишком тяжелой, знакомство с такими родителями все-таки происходит: семья попадает в поле зрения не только школы, но и милиции, комиссии по делам несовершеннолетних, специалистов органов опеки и попечительства. Подобным мамам и папам, не выполняющим своих родительских обязанностей, может грозить лишение родительских прав.
Именно в этот момент в жизнь алкогольной семьи вмешивается большое число специалистов с попытками воздействовать на родителей и защитить права и интересы детей. Но не всегда ситуация меняется к лучшему. Ребенок может быть изъят из семьи и помещен в учреждение для детей-сирот или под опеку родственников, а поведение родителей чаще всего остается прежним или становится еще хуже: лишившись ребенка, они начинают пить еще сильнее и деградировать еще стремительнее.
Возможна ли реабилитация родителей, страдающих алкогольной зависимостью? Какие специалисты должны заниматься решением подобных проблем?
Алкоголизм как заболевание имеет и биологические, и психологические, и социальные причины. Последствия злоупотребления алкоголем также могут быть и медицинскими, и психологическими, и социальными – причем наступают эти последствия не только для самого алкоголика, но и для других членов его семьи, для его детей.
Очевидно, что в этом случае необходима работа не одного, а целой группы специалистов – социальных педагогов, социальных работников, психологов, врачей психиатров-наркологов. К сожалению, на сегодняшний день отсутствуют службы, которые занимались бы оказанием комплексной помощи семьям с алкогольными проблемами.
Конечно, школьный учитель (или психолог, или социальный педагог) не в силах организовать реабилитационный процесс для нерадивого родителя-алкоголика. Однако учитель, вооруженный минимумом специальных знаний и готовый вновь и вновь пытаться установить контакт (или даже отношения доверия) с пьющим родителем, готов сделать многое.

Работа педагога может стать более эффективной, если он:

– будет хорошо осведомлен о механизмах возникновения, последствиях и методах лечения алкогольной зависимости;
– будет осведомлен также об учреждениях (наркологических диспансерах) и услугах врачей-наркологов и медицинских психологов своего района (округа, города);
– откажется от осуждающей позиции по отношению к родителю, страдающему алкоголизмом, а будет воспринимать его как человека, просто нуждающегося в социальной, медицинской, психологической помощи.

Минимум наркологических знаний поможет школьному специалисту не только понять происходящее с родителем-алкоголиком, но и быть более убедительным, советуя ему обратиться за помощью в специальное учреждение.
Осведомленность о работе медицинских (наркологических) учреждений поможет привлечь нужных специалистов, которые впоследствии и будут заниматься реабилитацией такого родителя. А вера в возможности другого человека станет мощным мотивирующим фактором: ведь алкоголики могут нуждаться в этом особенно сильно.

По статистике в мире 10% мужчин и 3–5% женщин злоупотребляют алкоголем

Итак, что же такое зависимость от алкоголя и можно ли от нее избавиться?
Алкоголизм – это заболевание, вызванное необходимостью регулярно принимать алкоголь для улучшения настроения (психическая зависимость) и хорошего самочувствия (физическая зависимость).
Основная проблема заключается в том, что алкоголизм начинается гораздо раньше, чем принято думать. Болезнь не в одночасье застигает человека врасплох, как, например, ангина, насморк или аппендицит; она развивается медленно и незаметно и для алкоголика, и для окружающих его людей.
Сами зависимые, как правило, склонны отрицать наличие проблемы: «пью, как все», «захочу – брошу».
В наркологии для такого поведения есть даже специальный термин: анозогнозия – отрицание болезни; это один из важных признаков алкоголизма и других зависимостей. По сути, это «нормальная» защитная реакция психики, спасающей собственный образ: кому хочется оказаться человеком второго сорта, презрительно именуемым алкашом? Даже став самым настоящим алкоголиком, человек может долго тешить себя иллюзией, что грань, отделяющая здоровье от болезни, еще не перейдена.
Разумеется, настоящий диагноз может поставить только врач, однако вовремя распознать опасные признаки вполне способен даже человек, не являющийся специалистом.

Вот некоторые из этих признаков.

  • Появление желания выпить после ссор, неприятностей, стрессов.

  • Способность выдерживать большие дозы спиртного, чем прежде.

  • Провалы в памяти (выпадение из памяти некоторых эпизодов, имевших место в состоянии опьянения).

  • Периодическое возникновение хотя бы слабого чувства вины из-за выпивок.

  • Раздражение при попытках окружающих поговорить о пьянстве.

  • Периодическая потеря контроля над количеством выпиваемого.

  • Периодические попытки контролировать прием спиртного (снижение дозы, перерывы в употреблении).

  • Финансовые затруднения.

  • Случаи многодневного употребления алкоголя.

  • Плохое самочувствие и дрожь по утрам, с которыми помогает справиться прием небольшой дозы алкоголя.

В некоторых случаях человек может справиться с алкогольной зависимостью самостоятельно. Но это удается очень волевым, целеустремленным людям, которые точно знают, для чего они хотят обрести трезвость. Кроме того, легче выздоравливают люди, которые до заболевания в целом были социально успешными, имели сложившийся круг интересов, устойчивые позитивные связи с другими и сравнительно поздно начали злоупотреблять алкоголем (под влиянием обстоятельств или кризисных переживаний).
Но чаще всего алкогольная зависимость требует серьезного медикаментозного лечения и профессиональной психотерапевтической помощи. Как правило, лечение хронического алкоголизма состоит из нескольких этапов.
Первый этап – это «прерывание запоя» (удаление из организма алкоголя и продуктов его распада), устранение основных проявлений «синдрома похмелья» (абстинентного синдрома) и нормализация физического самочувствия человека. Врачи используют препараты, оказывающие успокоительное, противотревожное действие, а также лекарства, снижающие патологическое влечение к спиртному. Больной получает и необходимые витамины – для компенсации гиповитаминоза, который неизбежно возникает при алкоголизме.
На втором этапе противоалкогольное лечение направлено на выработку отвращения или безразличия к спиртным напиткам и лечение психической зависимости. Лечебные мероприятия этого этапа отличаются большим разнообразием. Продолжается лечение лекарственными средствами – для нормализации эмоционального состояния (устранения депрессии, возбудимости, тревоги), для лечения бессонницы – частой спутницы выздоравливающих алкоголиков, для восстановления мышления, внимания, памяти.
Третий этап – это психотерапия личностных расстройств, разрешение текущих и глубинных психологических проблем, приводящих человека к зависимому поведению.
Сначала, когда человек только отказывается от алкоголя, трезвость может казаться ему мучительной, почти невыносимой. Самые острые проявления вреда, нанесенного чрезмерным употреблением алкоголя, приходятся на первые 2–3 месяца трезвости. Дальше будет легче, но восстановление нервной системы потребует времени – примерно от полугода до двух лет.
Какими способами антиалкогольного лечения располагает современная медицина?
Одна из самых старых методик (теперь используется достаточно редко) – это условно-рефлекторная терапия. Она построена на воспитании стойкого отвращения к алкоголю с помощью выработки отрицательного условного рефлекса на его вкус, запах, вид и даже на его название. Достигается такой эффект путем одновременного приема алкоголя и препаратов, вызывающих тошноту или рвоту.
Сегодня для лечения алкоголизма используются более гуманные методики – как медикаментозные, так и психотерапевтические.
Одним из самых распространенных методов продолжает оставаться так называемое кодирование.
Этот термин был введен в практику в 1980-х годах врачом А.Р. Довженко, который, не применяя лекарств, внушал своим пациентам смертельный страх перед алкоголем. Прообразом этого метода было избавление от пьянства с помощью зарока, которым пользовались православные священники в XIX веке. Пьющий, давая зарок, страшился гнева Господня.
Кодирование может быть лекарственным и гипнотическим.
Лекарственное кодирование основано на применении средств, резко повышающих чувствительность организма к спиртным напиткам и делающих прием алкоголя невозможным из-за мгновенного наступления опасных для здоровья последствий. Кодирование привлекает больных алкоголизмом и их родственников прежде всего простотой исполнения, относительной дешевизной и возможностью быстрого результата. И все-таки врачи-профессионалы советуют осторожно относиться к антиалкогольным методикам, связанным с кодированием: качественно вылечить алкоголизм за один день или даже за неделю невозможно – как правило, требуются комплексные лечебные мероприятия, постепенно изменяющие личность в позитивную сторону.
Однако есть те, которым кодирование действительно помогает. Больше всего этот метод подходит людям, недостаточно уверенным в своих силах, нуждающимся в «психологических костылях», «химической защите». Однако следует помнить, что эффект возможен только в том случае, если человек сам настроен на этот способ оздоровления.
Гипнотическое кодирование. Этот метод, как правило, включает разъяснение, убеждение и эмоционально насыщенное внушение в состоянии неглубокого гипноза – собственно процедуру кодирования. Цель – блокирование влечения к алкоголю на определенный срок: как правило, от полугода до 5 лет. При гипнотическом кодировании, так же как и при лекарственном, могут использоваться (но не в обязательном порядке) медицинские препараты.
Гипнотическое кодирование подходит людям дисциплинированным, готовым следовать предписаниям врача, авторитет которого не вызывает сомнений.
Метод рациональной психотерапии основан на разъяснении и убеждении. С больными проводится работа, помогающая осознать все последствия злоупотребления алкоголем. Разъясняется механизм заболевания; подробно анализируются проблемы, которые привели к зависимости; много времени уделяется поиску выхода из сложных ситуаций. Метод подходит людям, не полностью осознающим свое заболевание; больным, у которых поводом стала психологическая травма или трудности личного характера, а также «маловерам» с хорошо развитым интеллектом.
Социальная терапия. Этот метод подходит нуждающимся в изменении социального положения – перемене профессии, места работы, изменении семейных и производственных отношений или круга знакомств.
Именно эти вопросы становятся предметом обсуждения больного и лечащего врача. Большую практическую помощь оказывает социальный работник, который помогает уладить проблемные вопросы между больным и различными организациями и учреждениями.
«Мишенями» психологической терапии становятся те особенности характера, которые мешают выздоравливающему приспосабливаться к новой, трезвой жизни, устанавливать прочные отношения с другими людьми, реализовывать себя в своих увлечениях, добиваться профессиональных успехов. Это те особенности характера, которые при неблагоприятных условиях могут спровоцировать срыв и возвращение к употреблению алкоголя: внутренняя напряженность, чрезмерная эмоциональность, импульсивность, категоричность, нетерпимость к окружающим. По сути, психологическая терапия – это помощь в самовоспитании и самоусовершенствовании, в разрешении текущих проблем, в том числе поддержка и помощь в разрешении семейных конфликтов, восстановлении нарушенных супружеских или детско-родительских отношений.

Как бы ни было трудно убедить алкоголика начать лечиться, это все-таки возможно: ведь наркологические диспансеры, больницы и частные клиники не пустуют!
Что же оказывается самым действенным и заставляет алкоголика преодолевать сомнения и страхи и обращаться за помощью?
Часто случается так, что толчком к началу лечения служит нечто из ряда вон выходящее, какое-то серьезное негативное событие. Нечто подобное рано или поздно случается в жизни каждого алкоголика: утратив под влиянием болезни контроль над событиями своей жизни, он то и дело попадает в различные неприятности. Это может быть потеря крупной суммы денег (особенно чужих), потеря рабочего места, автомобильная катастрофа, серьезная болезнь… В такие моменты появляется вероятность, что у пьющего наконец-то откроются глаза на происходящее и страх потерять что-то важное или даже жизнь окажется сильнее страха признать себя алкоголиком и пойти к врачу.
Ситуация угрозы лишения родительских прав и потери ребенка для многих становится поворотным пунктом. Это своеобразный кризис, после которого жизнь может измениться либо в худшую, либо в лучшую сторону. Однако без посторонней помощи родитель-алкоголик (дезадаптированный, уверенный во враждебности окружающих, скрывающий свой стыд под маской агрессии или безразличия) может не справиться. Ему нужен человек, способный вселить уверенность, помочь осознать происходящее и сделать первые шаги. Эти первые шаги могут стать в буквальном смысле шагами – в наркологический диспансер по месту жительства, где оказывают именно те виды помощи, которые были только что перечислены. Так учитель (социальный педагог) может стать участником процесса реабилитации, в сотрудничестве с врачами помогая родителям и детям из алкогольных семей решать столь важные для них проблемы.
Надо помнить: несмотря на то что алкоголизм – серьезное и трудноизлечимое заболевание, многим семьям удалось вновь обрести мир и гармонию.

Спонсор публикации статьи – общественное объединение «Исход», занимающееся и социальными реабилитационными программами для алкоголиков и наркоманов, профилактикой распространения химических зависимостей. Реабилитационный центр осуществляет долгосрочные мероприятия по оказанию наркозависимым и их близким поддержки в преодолении зависимости. Воспитывая христианские ценности, дух и волю, через нравственное созидание, любовь и сострадание, «Исход» позволяет разорвать замкнутый круг из наркологического лечения и последующих рецидивов. Социальная реабилитация позволяет обрести новые ориентиры и место в жизни, обучает здоровому образу жизни.

Психологическая помощь детям из семей алкоголиков

Внешние характеристики детей из алкогольных семей

Когда речь заходит о детях из алкогольных семей, наше воображение рисует образ неухоженного, неопрятного ребенка, который слоняется по улице, плохо учится, бывает агрессивным со сверстниками. В некоторых случаях это действительно так. Пьющие семьи могут состоять на учете в полиции, в наркодиспансере. Поскольку большая часть денег уходит на выпивку, то в алкогольных семьях постоянно не хватает денег, взрослые могут вести себя асоциально. Некоторых родителей лишают родительских прав. Часто дети из подобных семей имеют проблемы, связанные с задержкой психического развития, что само по себе создает для ребенка огромный комплекс трудностей в обучении и пребывании в школе. Это — ярко видимые характеристики, и, как правило, школьные специалисты сразу определяют скрывающиеся за ними проблемы. Конечно, их замечают и сверстники. Дети с признаками задержки психического развития часто становятся объектом для насмешек со стороны одноклассников. В результате травм развитие ребенка может еще больше замедлиться. К сожалению, для педагогов эта проблема бывает практически неразрешимой. Для успешного преодоления ЗПР нужно активное сотрудничество психологов, педагогов и родителей, но как раз с пьющими родителями это невозможно.

Трагизм детей из семей, где один или оба родителя являются пьющими, нередко заключается в том, что внешне все порой выглядит очень пристойно. Семья может быть обеспеченной и даже богатой (это миф, будто алкогольная зависимость — удел только семей с низким достатком или семей за чертой бедности). Ребенок может выглядеть ухоженным, посещать спортивные секции и кружки, неплохо и даже хорошо учиться. Родители посещают родительские собрания, принимают участие в жизни своего отпрыска.

Все кажется пристойным и даже благополучным. И только внимательное наблюдение за поведением ребенка или психологическое тестирование может выявить в младшем школьном возрасте проблему, связанную с алкоголизмом в семье. В подростковом возрасте почти все дети, так или иначе, в своем поведении уже демонстрируют семейные проблемы, и получается, что для помощи ребенку упущено много времени. Как часто приходится слышать: «Он (она) был замечательным ребенком, а стал (а) совершенно неуправляемым подростком».

Принято все списывать на переломный возраст. Однако в моей практике я наблюдаю, что в семьях, где есть алкогольная или наркотическая зависимость, именно в подростковом возрасте у школьников начинаются проблемы, связанные с поведением, которые если и решаются, то с большим трудом. Это не значит, что у ребят из непьющих семей не бывает острых проблем. Конечно, бывают, но они преодолевают их с гораздо меньшими потерями, и самое важное, что в подавляющем большинстве случаев проблемы решаются успешно.

Кризис семейной системы

Почему так происходит? Ответ известен. Алкоголизм — семейная болезнь. Жить под одной крышей с человеком, больным алкоголизмом, и сохранить полное психическое здоровье невозможно. Алкоголизм поражает человека в первую очередь на поведенческом уровне, и поведение пьяного или выпившего родителя существенно отличается от поведения трезвого. А ведь даже присутствие рядом с ребенком пьяного человека является нарушением психологических границ. Что уж говорить о том, что детей часто начинают «воспитывать» именно в состоянии опьянения.

Семья — это система. Все члены семьи связаны друг с другом родственными связями и испытывают интенсивную эмоциональную привязанность.

В каждой семье есть свои правила, которые призваны поддерживать каждого члена семьи, а также способствуют тому, чтобы были удовлетворены его психологические потребности.

Однако в семье, где развивается зависимость, правила становятся ригидными и нездоровыми. Они перестают действовать на благо всех членов семьи и начинают работать на того, кто их устанавливает, — алкоголика или наркомана. В конце дня семья ждет в напряжении папу с работы, со страхом думая: каким он придет? Вся система начинает зависеть от настроения и поведения зависимого человека. Как пройдет вечер, как семья проведет выходные? Все определяется тем, в каком состоянии и настроении будет находиться зависимый. Первоочередной потребностью семьи становится задача скрыть проблему, «сохранить фасад», «сделать красивое лицо».

Отрицание

В семье начинают процветать ложь, манипуляции, отрицание. Дети часто слышат фразы: «папа заболел» или «не трогай маму: она устала и отдыхает», но при этом родитель просто пьян! Принято считать, что ребенка легко обмануть. Но это не значит, что он своим детским сердцем не понимает проблему. Это не значит, что когда его отправляют в свою комнату, а на кухне идут «пьяные разборки», ему не страшно. Это не значит, что укладываясь спать, ребенок не засыпает в слезах и мольбах о том, чтобы мама или папа перестали пить.

В семьях, где есть пьянство, алкоголизм, часто присутствуют насилие, жестокость, брань, грубость. Ребенок за один вечер может увидеть и искаженное злобой пьяное лицо родителя, и пьяные слезы с просьбой о прощении, и горящие глаза в обещании, что «это был последний раз, и теперь заживем по-новому». Дети часто считают себя виновниками всего, что случается в семье. Поэтому страх, одиночество, чувство вины и напряжение становятся постоянными спутниками подростка. При этом никто не спрашивает его о чувствах, а даже если и спросят, скорей всего, он не ответит, потому что очень рано и быстро усваивает правила игры — не говорить, не чувствовать, не доверять. Основной психологической защитой становится отрицание.

Отрицание — это целый ряд психологических маневров, снижающих осознание факта болезни. Это главный психологический симптом родных и близких зависимого человека, у которых параллельно развитию алкоголизма или наркомании развивается психологическое явление, которое называется «созависимостью».

Отрицание имеет разные формы проявления: преуменьшение, минимизация («ну не так уж много и часто он выпивает», «подумаешь, расслабился раз в неделю», хотя на самом деле употребление может иметь систематический характер), сравнение («ну разве у нас папа алкоголик? Вот сосед под забором валяется»), оправдывание («все в нашей стране пьют»), абсолютное отрицание («у нас все хорошо и даже отлично, у нас нет никаких проблем»). Оно не позволяет приблизиться к проблеме и ее решению, работая на болезнь и укрепляя стрессовую ситуацию в семье.

Реакция детей

В попытках выжить в условиях постоянного стресса члены семьи начинают вырабатывать приспособительные реакции и модели поведения. Они являются естественной нормальной реакцией на ненормальную ситуацию.

В семейной драме, разыгрывающейся по сценарию алкоголика или наркомана, важные роли достаются детям. Они — невинные жертвы заболевания взрослых. Дети алкоголиков и наркоманов входят в группу повышенного риска заболевания алкоголизмом и наркоманией не только из-за наследственной предрасположенности, но и по факту копирования поведения одного из родителей.

Подростки реагируют на зависимость в семье несколькими способами. Некоторые из них поддерживают не употребляющего алкоголь родителя и помогают ему, другие защищают алкоголика и наркомана. Бывает, что дети пытаются остановить или контролировать родителей. Стоит ли говорить, насколько велика такая психологическая нагрузка на ребенка? С течением времени ребенок становится психологически слабым, неустойчивым, с заниженной самооценкой, теряет контакт с собственным

«Я». Эти дети не умеют переживать и справляться с такими чувствами, как гнев и грусть. Их эмоциональная сфера часто сильно разрушена, поскольку в семьях зависимых людей есть запрет на чувства и выражение чувств часто имеет неадекватную форму.

Выбранные роли

Сложившаяся ситуация в дисфункциональной семье заставляет детей играть определенные роли. Роли — это реакция детей на происходящее в семье. «Герой» — такую роль часто берет на себя старший ребенок в семье. Его целью является сохранение семейного достоинства. Исходя из этого, он не вызывает своим поведением никаких хлопот: хорошо учится, даже в раннем возрасте может исполнять некоторые функции одного из родителей, не по годам взрослый, ответственный, может иметь высокие достижения не только в учебе. Подобные дети имеют тенденцию быть академически или профессионально очень успешными, отличаются организованностью, целеустремленностью, дисциплинированностью. Но им трудно выслушивать других, трудно играть, веселиться. Успех становится главным в жизни такого ребенка. Часто уже в детстве развивается перфекционизм. Внутри у ребенка, находящегося в этой роли, много одиночества, страха, обиды, гнева. Эти дети как бы пытаются убедить мир в том, что все нормально. Они проецируют на семью свой уровень достижений и ответственности.

«Бунтарь» или «козел отпущения» — эту роль, как правило, исполняет ребенок, который по возрасту младше героя. Обычно его отличает плохое поведение в школе, с ним много проблем, для него характерно непослушание. Часто такие дети становятся малолетними правонарушителями. Подобный ребенок оттягивает фокус проблемы на себя. Благодаря этой роли семья имеет возможность для своеобразного нездорового выражения гнева. Внешне такой ребенок выглядит «колючим» и враждебным. Однако внутри у него много боли, отчаяния, страха, чувства вины.

«Потерянный» — такие дети стремятся быть невидимыми, они кажутся тихими и даже робкими, могут часто и сильно болеть. От хаоса и семейных дрязг они спасаются в мечтаниях и грезах, живут в нереальности. Этот ребенок дает семье возможность для выхода нежности и привязанности. Внутри такие дети чувствуют обиду, одиночество, отверженность.

«Семейный талисман» или «шут» — так называется еще одна роль в зависимой семье. Играющий ее ребенок часто находится в центре внимания. Он все время балагурит, привлекает окружающих шутками, смешным поведением, несерьезностью. Имеет очень плохую концентрацию внимания, гиперактивное поведение, все это — способы снятия напряжения, характерные для детей, находящихся в роли «шута», «семейного талисмана». Внутри у такого ребенка — страх, гнев, отверженность. Надо сказать, что и у детей из семей с другими дисфункциями могут быть проявления вышеописанных ролей, но в семьях, где есть алкоголизм и наркомания, эти роли очень жестко закреплены. Дети алкоголиков чаще, чем другие школьники, обнаруживают признаки тревоги и беспокойства даже в тех случаях, когда для этого нет повода. Педагоги могут заметить, что ребенок бывает чрезвычайно взволнован как перед ответственной контрольной, так и перед обыденным школьным обедом. Таким образом сбрасывается тревога, связанная с семейной ситуацией.

Дети могут быть гиперобидчивыми и часто плакать, или, наоборот, все время провоцировать ссоры и конфликты. Иногда такие дети как бы прилипают к своему педагогу или к кому-либо из сверстников и очень ревнуют объект своего внимания, могут обижаться и капризничать.

Недостаток эмоциональной теплоты и поддержки серьезно затрудняет нормальное формирование у ребенка чувства собственного достоинства.

Безопасное место

Без помощи и поддержки практически невозможно выйти из этих жестко закрепленных ролей, и по мере взросления ребенок начинает использовать какие-либо инструменты расслабления. Это инструменты, которые он видел у себя в семье.

Если дети получают помощь и поддержку от специалистов, то даже поведение, навязанное ролью, можно корректировать и модифицировать.

Для всех детей, находящихся в ролях, будет большой помощью наличие места, где ребенок может рассказать о своих страхах и переживаниях, поделиться тем, что происходит в семье. Дети из алкогольных семей обычно очень качественно выполняют задачу сохранения секретов семьи. Болью и проблемой скорее поделится жена алкоголика, чем его ребенок. Только если ребенок будет доверять взрослому, он расскажет, что на самом деле происходит в семье.

Например, опишу разговор с Артуром восьми лет. — Вчера папа пришел домой под мухой, — говорит мальчик со слезами на глазах.

— Артур, а что значит «под мухой»? Это значит, что папа выпивал, был пьяный?

— Не, он был не совсем пьяный, когда совсем пьяный — это по-другому. Тогда мы совсем не выходим из комнаты, можем даже ужинать в своей комнате. А когда «под мухой», папа веселый и приносит подарки. Поэтому мы радуемся с сестрой.

— Понятно, но мне показалось, что ты чуть не заплакал, когда сказал об этом?

— Это не из-за него, а из-за мамы. Она очень плохие слова говорила.

— Ты можешь поделиться со мной — какие это были слова?

— Да, мама говорила, что будет развод. А я знаю, что это такое! Я сестре тоже все объяснил. Потом, когда мы легли спать, мы думали с сестрой, как мы убежим из детдома и встретимся. Мы договорились встретиться около школы, потому что она тоже знает, как туда идти, — рассказывает Артур и плачет.

Дети слышали, как ругаются родители, слышали угрозы о разводе и испугались, что их тут же заберут в детдом. Никто не поговорил с ними, никто не объяснил, что будет происходить. Кстати, мама пришла ко мне с вопросом, что делать и как относиться к тому, что иногда она находит детей спящими в одной кровати, хотя укладывает в детской брата и сестру каждого в своей кроватке.

Большое количество детей идут утром в садик или в школу, где они должны учиться, правильно себя вести, отвечать на вопросы, записывать, запоминать… и еще многое другое должен ребенок. После школы многим ученикам нужно идти на дополнительные занятия, где они тоже должны слушать, запоминать, хорошо себя вести. А вечером дома, скорее всего, будет продолжение драмы. Вот здесь и приходят на помощь «семейные роли».

Этой семье удалось помочь. Мама детей признала наличие у своего мужа алкоголизма, признала наличие проблем, которые появились у нее в связи с развитием созависимости. Она обратилась к школьному психологу, Артур стал получать поддержку и понимание. Правильно выстроенная психологическая программа привела к тому, что и глава семьи обратился за помощью. Уже более трех лет в семье нет случаев употребления алкоголя. Это не значит, что проблемы исчезли полностью. Разумеется, они есть. Но главное — в том, что семья учится решать возникающие вопросы и проблемы. Проблемы признаются, а значит, решаются. Что касается Артура, то он — один из лучших учеников класса. Хотя еще важнее то, что это открытый, веселый, контактный ребенок.

Рекомендации

Для практической помощи детям из алкогольных семей можно дать следующие рекомендации.

— Ребенку в роли » семейный герой» важно уделять внимание, когда у него что-то не получается; необходимо отделить его личность от его достижений; помочь ему знать и принимать, что ошибаться — нормально и ошибка не означает, что он — плохой. Так же важно помочь ему научиться распознавать свои чувства и уметь выражать их. Необходимо, чтобы ребенок понял, от какого занятия, увлечения он получает удовольствие, расслабление, а не только делает потому, что «надо».

— «Бунтарю» важно дать понять, когда его поведение неуместно. Устанавливать границы и быть в этом последовательными. Четко объяснять подростку, за что именно он отвечает, не проявлять чувство жалости к нему, игнорировать грубое поведение и всегда хвалить за достойное поведение.

— К детям в роли » потерянный ребенок» всегда надо обращаться по имени и в присутствии других детей обозначать их сильные стороны, поощрять инициативу. В групповых опросах нужно не давать им отмалчиваться, иногда спрашивать первыми.

— «Клоуну» необходимо давать поручения и спрашивать за выполнение поручения точно в назначенный срок. Важно поощрять его юмор тогда, когда он уместен, и не обращать внимания, если ребенок паясничает.

И конечно, все дети обязательно нуждаются в выслушивании, оно само по себе является целебным. Выслушивая ребенка, взрослый может удовлетворить сразу несколько его потребностей: в принятии, в свободе говорить, во внимании.

Первое, что мы можем сделать, — обратить внимание, кто из детей в группе сверстников всегда играет одну и ту же жестко закрепленную роль. На основании этого наблюдения нужно рекомендовать родителям посещение семейного психолога для консультации.

Вайке РАЗИНКОВА
психолог, Москва
Источник: журнал «Школьный психолог» № 7-8 2014 г.