Свекровь умудрилась с трехлетним

не обижайтесь, но по поводу вещей — это ваш недочет.
моя свекровь умудрилась так воспитать двоих детей, сына и дочь, чт…

не обижайтесь, но по поводу вещей — это ваш недочет.
моя свекровь умудрилась так воспитать двоих детей, сына и дочь, что они самые настоящие хозяева с 6-8 лет. мой муж в 7 лет по приготовленному списку выполнял все поручения, пока родители целыми днями работала. ставил галочки напротив выполненных заданий, а по приходу матери рассказывал, что сделал, и добавлял, что он еще решил сам подмести двор и убрать за двором листья.
моя мама, увы, неряха. и мы все, трое ее детей, неряхи полные. я до 18 лет веник в руках держать не умела, и полы мыла куском скомканной мокрой тряпки. разотру грязь этой тряпкой. и третью ведра вымывала весь дом. свекровь меня за 2 года перевоспитала. мне сейчас жутко стыдно вспоминать этот позор, когда чужая тетя терпеливо тебя учит мыть полы. и муж скептически смотрит на закинутые в машинку его грязные носки и мои белые трусики.
сейчас спустя 10 лет совместной жизни, я очень благодарна свекрови, что даже из свормировавшейся девушки (это не маленькая девочка, которая как пластилин готова лепиться под опытную руку) сделала замечательную хозяйку. без ложной скромности себя таковой считаю. к маме хожу без энтузиазма. там вечно ступить некуда, везде крошки на полу, младший брат вечно с черными длинными ногтями. старший в одних носках может по 2 недели ходить. у папы вечно рубашек чистых нет. в раковине всегда гора, в коридорчике вонища от котов. и мама постоянно жалуется, как ей трудно. а кто ей мешал воспитать из 2х (!!) мужиков помощников? все розетки выкорчены, во дворе черт ногу сломит, все валяется, трава уже всю плитку наружу подняла. и я за все свое детство ни разу не была приставлена к тряпке, никогда она меня не заставляла мыть посуду. помню с братом поедим, встанем из-за стола, а в обед в эти же крошки садимся и обедаем. у меня никогда и не мелькала мысли, что надо стол протереть. посуду мыть я просто никогда не догадывалась. не из-за того, что лентяйка. никто мне не вложил в голову, что так должна делать каждая девочка!!!
сейчас я отдыхать не лягу, если у меня после ужина осталась гора посуды. просто сон идти не будет.
знаете как в детстве говорили, не доешь кашу, она за тобой всю ночь бегать будет (детская прибаутка такая есть) таки мне, не помою посуду на ночь и не пропылесошу на кухне, я не усну, ворочиться буду.
и каааааааааак приятно улечься под телевизор, когда вокруг все чистенько и прибрано.
да, подросток, сейчас очень трудно будет что-то втолковать девочке, будет недопонимание, ругань. но старайтесь. просто объясняйте ей, что девочка должна быть хозяюшкой, что она должна быть всегда опрятная, чистая, выглаженная, всегда причесанная и вкусно пахнуть.
кстати, вспоминая свое детство, помню какой это позор перед подругами был, фуууу… ты посуду моешь! фу… лохушка!!! а я не мою, у меня маникюр.
как же это по детски и глупо было.

У моей свекрови трое детей. Старший из них мой муж. В семье Яша всегда стоял особняком. Причина простая: свекровь родила его «в девках». Его младшие сестра и брат появились уже в законном браке.

Свекровь умудрилась с 3-х летним ребенком охомутать довольно состоятельного мужчину. Отчим мужа одним из первых начал свое дело, открыл какой-то кооператив еще в конце 80-х. Благополучно пережил 90-е, не разорился в нулевых.

Детей на своих и чужого отчим Якова никогда не делил. Поровну покупал одежду, игрушки, поровну и ремня мог всыпать, если было за что. А вот свекровь отпрысков разделяла:

— И зачем я тебя родила, — частенько говорила сыну, — всю семейную картину портишь. Все у нас беленькие, а ты весь в папашу уродился. Черный, как смоль.

Чем был виноват Яков, который билет в жизнь у мамы не выпрашивал — непонятно. Тем более, что матери он не помешал построить личную жизнь. А у отчима денег всегда хватало и лишний рот в семье никого не обременял.

Отношение матери к Яше усвоили с детства и младшие сестра с братом. Уже в детских ссорах: «ты никто», «ты нам не родной», «мой папка тебя поит и кормит», — щедро звучало из уст сестры Марины и брата Артема.

— Знаешь, — говорил муж еще в первые месяцы нашего брака, — у меня такое чувство, что отчим единственный мой родной человек в этой семье.

Со свекровью я почти не общалась, ну не интересна ей была жена нелюбимого сына, при знакомстве она посмотрела на меня брезгливо и молвила:

—Ну чего еще было ждать от него? Живите, как хотите и где хотите.

И мы жили. Снимали квартиру, зато ни от кого ни в чем не зависели. А через год после свадьбы отчима не стало. Внезапно. Точнее внезапно для всей семьи, сам свекор, словно что-то чувствуя, бумаги привел в порядок.

Дом достался свекрови, а каждому из детей, включая и пасынка, отчим отписал по двухкомнатной квартире. Вся недвижимость была оформлена дарственными. А основное завещание, которое касалось фирмы, отчим мужа постановил вскрыть через полгода.

—А ему за что? — сестра Марина была вне себя, тыкая пальцем в сторону моего мужа она повторяла, — он какое отношение к папе имеет?

Свекровь тоже была недовольна: не заслужил. Тем не менее, мы оказались собственниками жилья. Жили мы спокойно в новой квартире два месяца, а потом нас соизволила посетить свекровь.

—Значит так, — заявила свекровь, — старуху заберешь ты.

Какую старуху? Мы ничего не поняли.

-Какую, какую, мою свекровь, — заявила мать мужа, — на что она мне сдалась, я ее всю жизнь терпеть не могла, а теперь ее ко мне? Чтобы я ей памперсы меняла?

Оказалось, что ни сестра, ни брат Яши тоже не захотели, чтобы бабушка жила с ними, а одна она уже не могла жить и нуждалась в уходе: после инсульта у женщины отказали ноги.

—Тебе папа квартиру оставил, — заявил брат Артем, — вот и отрабатывай.

Мы с мужем посоветовались и взяли к себе Ирину Егоровну. Она оказалась женщиной с юмором, очень интересным и неунывающим человеком. Естественно ей было обидно, что родные внуки с ней так поступили, она сказала в первые же дни:

—Мать их избаловала, невестка моя, а тебя, Яша, мой сын всегда любил и хвалил. Ты для него всегда был родным, а для меня ты теперь больше, чем родной.

Марина и Артем навещать бабушку не считали нужным. Ни звонка, ни визита.

Ухаживать за Ириной Егоровной было не трудно, она на кресле-каталке умудрялась даже ужин нам с мужем приготовить.

А еще через 4 месяца было оглашено завещание отчима, касающееся активов его бизнеса. Он все завещал своей матери. Надо было видеть лица свекрови, и ее младших детей.

—Бабушку я забираю, -сказала Марина, подойдя к нам.

-Не ты, а я, — взвился Артем.

—А кто вам сказал, что я хочу переезжать? — спросила Ирина Егоровна алчных внуков, — мне хорошо у Яши и я никуда не пойду.

Она так и осталась у нас, почти сразу, подарив моему мужу все, что ей досталось по завещанию покойного Яшиного отчима.

Свекровь, золовка и деверь пытались оспорить это, был суд, но они проиграли.

Им и так досталось много, но впрок богатство не пошло. Артем умудрился влезть в какую-то сомнительную историю, квартиру пришлось продать за долги, он вернулся жить к матери.

Марина вышла замуж, но с мужем не сжилась, воспитывает ее ребенка тоже свекровь, а сама сестра мужа устраивает личную жизнь.

Недавно Ирины Егоровны не стало. Разбирая вещи бабушки мы нашли аккуратно сложенный листок, писал отчим Якова:

«Мама, если со мной что-то случится, ступай жить к моему Яше. По-моему, из всех моих детей, он самый достойный, хоть по крови он нам и не родной. Прости за то, что не смог воспитать такими же Маринку с Темой»…